Нужны только чужим людям. Дети продолжают любить своих непутевых родителей

У нашего социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних хорошее название – «Парус надежды». Оно точно соответствует задачам этого учреждения, потому что практически для всех обездоленных детей, которые попадают сюда, остается лишь надежда на но

7 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2205 от 7 сент. 2007
5f99b2cad42de6d61a6f36acd4f879a2.jpg

У нашего социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних хорошее название – «Парус надежды». Оно точно соответствует задачам этого учреждения, потому что практически для всех обездоленных детей, которые попадают сюда, остается лишь надежда на нормальную жизнь. Ее своим отпрыскам даже биологические родители не дают.

К счастью, сотрудники центра – другие, именно они окутывают этих ребятишек заботой и любовью.

Впервые с маленькой Алиной встретилась я в «Парусе надежды» осенью 2004 года. Страшное начало было у ее жизни - ДЦП не позволял ей встать на ножки, она ползала по зарастающему сорняками огороду, интуитивно выбирая что-то съедобное, не знала, что люди регулярно умываются и чистят зубы, не умела пользоваться даже ложкой. Ее нашли зимой, когда брошенная всеми девочка могла замерзнуть под ворохом какого-то тряпья. Сначала больница, потом «Парус надежды». Именно здесь она научилась улыбаться, впервые встала на ходунки и увидела окружающий мир не из горизонтального положения.

В судьбе этой девочки приняли участие буквально все, кто работает в центре, Алине сделали операцию, потом перевели в интернат для детей, больных ДЦП. Сейчас она хорошо учится, проявляет свой бойцовский характер, быстро бегает в ходунках, а на каникулы обязательно приезжает в центр, который считает своим родным домом, - другого у нее просто нет. И больше нигде ее так не любят, как в «Парусе надежды».

В этот раз я встретила в центре еще одного воспитанника, с которым познакомилась раньше, в декабре 2006-го. Замечательный, умный, веселый, контактный Кузьма привязан к инвалидной коляске, у него врожденное недоразвитие нижних конечностей. К сожалению, медицина в этом случае бессильна, мальчика стараются определить в специализированный интернат в другом регионе. Пока же он живет в центре, где его обожают и дети, и взрослые. Он даже вместе с другими ребятами ездил на экскурсию по Владивостоку.

Среди новых знакомцев - Дима, который тоже уже успел освоиться в «Парусе надежды». Он перешел в четвертый класс, но все еще читает по слогам, поэтому книгами не интересуется. Говорит, что предпочитает спортивные занятия. Все это вполне естественно, ведь окружавшие его раньше взрослые почти не обращали внимания на мальчишку, сами нигде не работали, но деньги на спиртное находили регулярно - возможно, за счет того металла, что собирал и сдавал дед. Мальчик, как и все дети, говорит, что скучает о маме, но ее, алкоголичку, живущую неподалеку от Горностаевской свалки, скорее всего лишат родительских прав. Сейчас семья Димы - все тот же «Парус надежды».

Рассказала я истории этих детей, чтобы на их фоне поведать еще об одной судьбе. Имя этой четырехлетней девочки пока назвать не могу - вдруг все-таки ее жизнь изменится к лучшему. Пока же она брошена самыми близкими людьми.

Малышку в центр привезла мама, которая божилась, что хочет лечь в клинику и вылечиться от алкоголизма, чтобы в дальнейшем продолжить образование в вузе и достойно воспитывать дочь. Сотрудники ей поверили, такие уж они добросердечные, не могут спокойно видеть несчастных детей. Девочку оставили, стали с ней заниматься. Но мама все не появлялась. В конце концов выяснилось, что на лечение она не легла и, похоже, о дочери забыла. Хотя нет, она все же позвонила в «Парус надежды», требовала во время сонного часа разбудить ребенка, грозила, что будет жаловаться на бессердечных воспитателей. Между прочим, у этой женщины есть квартира, условия для воспитания ребенка, но любовь к спиртному превыше всего, превыше даже материнских чувств.

Месяц шел за месяцем. Наконец произошло то, что шокировало даже многое повидавших женщин, работающих с несчастными ребятишками. На «Ленд-Крузере» навестить девочку приехали вполне благополучные с виду дедушка и бабушка!

Ну кто объяснит, что с нами происходит? Пусть жизнь нелегкая, пусть материальные проблемы давят, однако были в истории страны не менее, пожалуй, даже более тяжелые годы, а детей тогда не бросали. Почему находятся деньги на крутую машину и нет их для того, чтобы устроить ребенка в детский сад или найти для него няню? Да, все это трудно для пожилых людей, но ведь это их внучка, их кровинушка. Хотя бы чтобы искупить вину своей дочери перед ребенком, нужно было оставить малышку в семье. Брошенные, никому не нужные дети вопреки всему продолжают любить маму, папу, бабушку, дедушку. Но их не любят. Очерствели души, деградировало сознание.

Сейчас бабушка обещает, что, дождавшись, когда девочке исполнится семь лет, они отдадут ее в интернат, где будут навещать и откуда начнут забирать на выходные. Боюсь, ребенок от них за это время отвыкнет. Да и мать вполне могут родительских прав лишить, может, кто-то ребенка удочерит. Как все они тогда жить будут? Неужели смогут спокойно спать? Впрочем, сейчас спят.

Во всех этих историях больше всего меня восхищают работники «Паруса надежды», у которых хватает любви и на собственных, и на чужих детей. Вряд ли они живут богаче тех, кто ездит на «крузерах», но, как известно, деньги еще не все в жизни. У этих женщин забот полон рот, потому что детишек на их попечении десятки, но они находят время еще и на то, чтобы территорию украсить, которая по сути теперь тоже родной дом для не нужной своим близким детворы. В их руках каждый пенек превращается в игрушку, цветы заполонили клумбы, а на усталых женских лицах часто появляются улыбки. Благодаря этим людям, возможно, и не пропадут в дальнейшем воспитанники «Паруса надежды», даже брошенные своими близкими. Правда, как показывает практика, психологическая травма у них останется на всю оставшуюся жизнь.