Французы берут на родину Чехова, «Кино» и сушеную корюшку. Обещают вернуться

Непринужденно примостившись на каменных ступенях у спуска к Пушкинскому театру, Оливье Тозони ударил по гитарным струнам и запел на французском «Твое приглашение». Трое друзей подхватили песню, и она с легкой грустью вплелась в мелодию осеннего приморског

6 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2204 от 6 сент. 2007
1f134697ac401f56df2acd00ad182bf6.jpg

Непринужденно примостившись на каменных ступенях у спуска к Пушкинскому театру, Оливье Тозони ударил по гитарным струнам и запел на французском «Твое приглашение». Трое друзей подхватили песню, и она с легкой грустью вплелась в мелодию осеннего приморского дня.

Почти месяц провели во Владивостоке четыре французских парня: Оливье Тозони, Бенуа Ларош де РУССАН, Ив ле ЯУАНК и Давид ИЦХОКИН.

Всем им по 21 году. Ребята - пятикурсники, студенты Политехнической школы (она находится в пригороде Парижа), которая вот уже около 10 лет сотрудничает с Дальневосточным государственным техническим университетом. Французы проходят у нас производственную практику - она предусматривает исключительно физический труд, причем бесплатный. Дорогу французские парни тоже оплатили сами (откладывали со стипендии). До Новосибирска они летели самолетом, во Владивосток добирались поездом. Так что впечатления зашкаливают: такая огромная и разноликая страна…

- Я попал на работу в вузовский цех деревообработки, - рассказывает Оливье, будущий физик, он уже четвертый год изучает русский и говорит по-нашенски довольно бойко. - Делал мебель: столы, табуретки, стулья. Жил в семье, как и мои друзья. В вестибюле университета заранее поместили объявление с просьбой приютить французских студентов. Нас быстро разобрали по домам. Моя новая «семья» мне очень понравилась. Когда не хватало русских слов, мы с Александрой, она студентка ДВГТУ, и ее мамой переходили на английский.

Русская кухня тоже сплошное удовольствие: борщ, пельмени, блины. Приеду домой, обязательно приготовлю что-нибудь своими руками и угощу родных. И поварскую книгу привезу. Непривычно только, что русские так часто пьют чай, причем довольно горячий. Во Франции отдают предпочтение холодной воде.

Будущий экономист Бенуа Ларош де Руссан проходил трудовую закалку в краевой больнице, помощником санитара. На вопрос о впечатлениях он лишь грустно улыбнулся и развел руками. (Автору этих строк в свое время довелось побывать во французских клиниках, нужно отдать должное мужеству иностранного студента.)

Д. Ицхокину (он русский по отцу) повезло больше: несмотря на «механическую» специализацию, Давид, почитатель Льва Толстого и Бориса Акунина, оказался в краевой библиотеке им. М. Горького: помогал перемещать книги, вносил некоторые коррективы в компьютерный каталог французских изданий, хранящихся в фондах. А Ив ле Яуанк, который через два года станет дипломированным математиком (в Политехнической школе шестилетнее обучение), вообще занимался косметическим ремонтом Пушкинского театра: красил, белил. Все по-честному, с полной отдачей.

Эту практику, как рассказали французские парни, они могли спокойно пройти у себя на родине. Но им это показалось неинтересным. Другое дело - отправиться в незнакомую Россию, на самую восточную ее границу. Поработать и язык поучить. А Ив ле Яуанк решил еще освоить игру на гитаре, инструмент он приобрел во Владивостоке: пока только разучивает первые аккорды.

Французские студенты многое полюбили в столице Приморья: море, прекрасные пейзажи, Спортивную гавань, Токаревский маяк. Отдали должное пиву «Балтика» и «Сибирская корона», сушеной корюшке и палтусу.

И конечно они нашли здесь много друзей. На следующий год парни снова собираются приехать в Россию. А пока везут с собой в далекую Францию диски с записями «Аквариума», «Кино», Земфиры, томики Достоевского, Чехова, Пушкина, открытки с видами Владивостока и вяленую корюшку - с Тихого океана.