Амгу: ловля форели

Амгу - маленькая речка на севере Приморья и одноименная деревня в двухстах километрах от Тернея. Слово сочли удэгейским и речку не переименовали в какую-нибудь Быструю, Горную, Хрустальную или, не дай Бог - Курортную, хотя и стекает она с горы, которая та

6 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2204 от 6 сент. 2007

Амгу - маленькая речка на севере Приморья и одноименная деревня в двухстах километрах от Тернея. Слово сочли удэгейским и речку не переименовали в какую-нибудь Быструю, Горную, Хрустальную или, не дай Бог - Курортную, хотя и стекает она с горы, которая так и называется - Курортная.

В верховьях речки - крупнейший в крае водопад. Турфирмы, что заманивают сюда чудаков, обещают «гарантированную рыбалку форели». Поэтому мы - покорители виднейших приморских пупырышек - Облачной (1854 м), Ольховой (1669 м), про Пиданы уж и не говорю - решили, что нужна «удочка». Я думал, что рыбалка будет эдаким великосветским развлечением, но жена, разложив на кучки все наши продукты и что-то посчитав, твердо сказала, что на «третий день мы ужинаем рыбой».

Некоторые думают, что «рыбалка форели» - это когда маленьких рыбок отпускают, а больших - складывают в баночку из-под витаминов. А другие считают, что «рыбалка должна быть рентабельной»: сжег бензина на две тысячи рублей - должен привезти рыбы на две с половиной.

Так, в советские времена турпутевка в Югославию окупалась парой привезенных ковров, а поездка в Индию - горстью изумрудов. Советский турист был страшно горд тем фактом, что «Советское шампанское» так высоко котировалось непьющими индийцами, а когда прозревал, то лихорадочно высчитывал - сколько каратов дала ювелирной отрасли Индии каждая его бутылка…

…Под Большим Амгинским водопадом (по моим прикидкам - метров тридцать, но те, кто называет его в рекламных целях Черным Шаманом, насчитывают все пятьдесят) сидела удивительная птичка оляпка, что ходит пешком под водой в поисках мальков. Маленькие рыбки, увидев наши гигантские тени, в ужасе заметались по ручью. Мы их пожалели и для рыбалки отправились вниз по Амгу.

…Под скалой была классическая форелевая заводь: лужа метра три шириной и длиной метров восемь. Все стадо форели в пятнадцать хвостов было как на ладони: оранжевые пятнышки на боках объединяли всех в одну семью, а белые края плавничков украшали патриархов фамилии. Молодежь стояла сразу за быстриной, пробуя на зуб каждую крошку, принесенную течением, а старики - поглубже в тени камней и ждали, когда мухи свалятся в воду, прямо над ними. Плеск - и бабочки как не бывало.

Солнце светило, речка бренчала, насекомые падали в прозрачную до голубизны воду, и никто в этом форелевом раю еще и не подозревал, что рядом на маленьком галечном бережке судьба уже расчехляла удочку и задумалась над выбором мушки для первого заброса.

Мушка была выбрана оранжевая (икра!), и не успела она еще и утонуть, как к ней кинулись все. Миг - и первая форелька уже была вытащена на воздух. Забилась, затрепетала, заиграла в солнечных лучах.

- Я детей не ем, - разочарованно сказала жена. И моя рыбалка из продуктовой тут же превратилась в спортивную. Были опробованы все мушки, и научно доказано, что однажды пойманная форель второй раз на мушку прежнего цвета не ловится.

…Вечером мы ужинали шпротами. А в маленькой заводи форельки переживали дневной аттракцион: молодь хвасталась друг перед другом, кто больше прокатился на леске, а старики обсуждали, каким пирсингом украсить проколы в уголках рта.