Будет ли петь в Большом театре наш земляк? Время покажет…

Если бы он родился в Италии, то, наверное, давно бы пел в Ла Скала. Но Михаил БЕЛОЗЕРЦЕВ - наш земляк, родился и живет во Владивостоке. Может быть, именно поэтому его жизнь мало похожа на идиллию. Точка в его истории не поставлена, скорее, робкое, но опти

22 авг. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2195 от 22 авг. 2007
9c3d3f1b8a71f8906687c3b6c3fb9ae2.jpg


Если бы он родился в Италии, то, наверное, давно бы пел в Ла Скала. Но Михаил БЕЛОЗЕРЦЕВ - наш земляк, родился и живет во Владивостоке. Может быть, именно поэтому его жизнь мало похожа на идиллию. Точка в его истории не поставлена, скорее, робкое, но оптимистичное многоточие.

Однажды великий тенор Беньямино ДЖИЛЬИ дал рецепт, как стать певцом. Нужны две вещи - голос плюс хорошая память. Но если вы хотите покорять сердца миллионов, добавил тут же великий Джильи, то еще нужны выдержанность, терпение, трудолюбие, мягкость души и доброта. 23-летний Михаил обладает всеми вышеперечисленными качествами. Но главное - уникальным голосом.

В два года, держа ручку от скакалки и представляя, что это микрофон со шнуром, Мишенька трогательно пел: «Незабудка, незабудка…». В музыкальную школу поступил по классу флейты. Через год педагоги сказали, что у Миши нет данных, и отчислили его. Мама и бабушка, видя, как сильно мальчик хочет заниматься музыкой, снова отвели его в музыкальную школу - имени Прокофьева. Мишу приняли в класс балалайки. Занимался с утра до ночи. Как балалаечник получал призовые места в конкурсах. Стал одним из лучших учеников. Окончил семилетку за четыре года, поступил в музыкальное училище. В 15 лет увидел по телевизору выступление Дмитрия ХВОРОСТОВСКОГО. Он пел каватину Фигаро.

- Наверное, это был поворотный момент в моей судьбе, - говорит Михаил. - Появилось страстное желание петь. Стал заниматься самостоятельно. Потом набрался храбрости и показался одному из преподавателей академии искусств…

Мишины вокальные данные впечатлили педагога. Ему предложили курс платных занятий, и через год Миша поступил на подготовительное вокальное отделение академии. Казалось, у него выросли крылья… Но в творческой среде, как деликатно рассказывает Миша, выжить не так просто. Невнимательное отношение педагога - и Миша едва не потерял голос. Впал в депрессию. Бросил академию. Даже поступил в другой вуз и целый месяц усердно изучал высшую математику. Но больше месяца не выдержал.

- Стал снова брать уроки музыки, - говорит Михаил, - у одного известного местного исполнителя. Нельзя сказать, чтобы он сильно меня подбадривал. Постоянно иронизировал: «Парень, зачем тебе две октавы, все равно в Большом театре не будешь петь!».

Как мог Миша ему признаться, что как раз и мечтает о партиях в Большом, в Гранд-Опера, и о Ла Скала… Смущался, расстраивался, думал, что ничего из него не получится, ведь люди, которых он уважал, жестко и безапелляционно подрезали ему крылья. Возможно, из самых лучших побуждений, но в итоге едва не сломали парню жизнь.

Михаил отказался от педагогов. Сохранял певческую форму, самостоятельно занимался по методикам знаменитых певцов. Год назад в Интернете Миша нашел сайт Муслима МАГОМАЕВА и написал о своем желании учиться петь, задал профессиональные вопросы. Муслим Магометович попросил его прислать запись. После прослушивания ответил: «ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ ГОЛОС! Скажу дурацкую избитую фразу: «Учиться, учиться и учиться у хороших педагогов!». Сообщите о прибытии в Москву, тогда я подумаю, что и как…».

В июне 2006 года Миша прилетел в Москву, сообщил помощнику Магомаева о своем прибытии, но Муслима Магометовича не оказалось в столице. Он уехал в свой загородный дом на все лето, забыв о молодом певце из Владивостока. Михаил поступал одновременно в Гнесинку и в консерваторию. К сожалению, неудачно. Ни для кого не секрет: существуют особые правила поступления в музыкальные вузы Москвы. За полгода до поступления надо регулярно приезжать в столицу и брать платные уроки у педагогов этих вузов. Вступительные экзамены - уже формальность. Принимают только тех, кто брал уроки…

В марте этого года Миша поехал в Пекин, хотел заработать на поступление. Но ему снова не повезло. Работодатель из Поднебесной оказался нечист на руку.

Но многочисленные неудачи в конце концов только закалили характер Михаила. Месяц назад он самостоятельно (без помощи преподавателей!) поступил в консерваторию. Мнение у педагогов экзаменационной комиссии разделилось. Одни считают Мишу драматическим тенором, другие - лирическим баритоном. Грань очень тонка. Чтобы не навредить Мишиному голосу, первый год обучения будет щадящим.

История о Золушке, кажется, обретает счастливый конец. Точнее - счастливое многоточие. Ищутся деньги на оплату учебы в консерватории, на жизнь в общежитии. Миша и его мама не теряют оптимизма, надеются, что их услышат меценаты… Ведь до осуществления самой заветной мечты, мечты, которой отданы годы усилий, мечты, которую питают талант, невероятная преданность музыке и самоотдача, остался буквально один шаг…