Сонька - Золотая Ручка

Почти сто лет назад жила в Дальнереченске. Тогда он звался Иманом и насчитывал свыше 40 мелочных лавок и пять кабаков

3 авг. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2185 от 3 авг. 2007
a9cbd8cf3d60538d81f9ad2d863de515.jpg

Почти сто лет назад жила в Дальнереченске. Тогда он звался Иманом и насчитывал свыше 40 мелочных лавок и пять кабаков

Софья БЛЮВШТЕЙН (ШТЕНДЕЛЬ) по прозвищу Сонька - Золотая Ручка, чья персона, казалось бы, изучена вдоль и поперек, продолжает волновать умы пытливых исследователей. Вот и наш приморский краевед, житель г. Дальнереченска Геннадий Погребной сумел «прочитать» несколько неизвестных страниц в книге судьбы виртуозной мошенницы и по-своему несчастной женщины.

Об этом можно прочитать в его книжке «Королева легенд Сонька - Золотая Ручка», вышедшей тиражом всего 300 экземпляров.

Секретная депеша за подписью Гродекова

- Отправной точкой в исследованиях стали для меня сдвоенные 14-й и 15-й тома из полного собрания сочинений А. П. Чехова, где речь идет о поездке писателя на Сахалин, его встрече с Сонькой - Золотой Ручкой, а также подробный комментарий, в котором упоминался архив Дальнего Востока, - рассказывает Геннадий Погребной. - В его фондах удалось обнаружить немало интересных материалов, в частности, документ под грифом «Секретно», написанный приамурским генерал-губернатором Н. И. Гродековым 23 ноября 1898 года в адрес военного губернатора Приморской области. «По доходящим до меня сведениям, Иман, где поселилась сосланная преступница, известная под именем Золотой Руки, сделался пристанищем бродяг, воров и других преступников, о чем уже появились заметки и в печати, - сообщается в документе. - Покорнейше прошу Ваше Превосходительство обратить должное внимание на этот пункт и озаботиться очищением такового от неблагонадежных элементов путем устройства облав или принятием других соответственных мер. В случае надобности благоволите потребовать содействие войск 8-го Восточно-Сибирского линейного батальона».

Судя по рапорту, Гродеков был не на шутку обеспокоен появлением Соньки - Золотой Ручки в наших краях. Как выяснилось, однажды он уже встречался с Софьей Блювштейн, когда в апреле 1894 года прибыл с ревизионной проверкой на остров Сахалин и осматривал Александровскую тюрьму. Тогда он даже распорядился скостить ей на несколько месяцев срок заковки в кандалы (она единственная из женщин носила эти «браслеты», которые на нее надели после второго неудачного побега) и в последующем определить Соньку на дальнейшее поселение «крестьянкой из ссыльных».

При этом действовал Гродеков в рамках закона, исправляя произвол начальствующих лиц в отношении заключенных: приамурский генерал-губернатор слыл человеком исключительной честности и добросовестности. Однако он не мог не знать о вероломном коварстве этой женщины, когда она жила в Александровском посту на воле. За это время здесь, как писал А. П. Чехов, было совершено несколько преступлений: убили лавочника Никитина (13 ноября 1888 г.), украли у поселенца Лейбы Юровского 56 тысяч (20 мая 1889 г.). Во всех этих преступлениях Золотая Ручка подозревалась и обвинялась как прямая участница или пособница, но… вина ее не была доказана. И суд Соньку не тронул.

Так же виртуозно ей удалось избежать наказания розгами, которое Софье Блювштейн вменили после неудавшегося побега в 1887 году, когда она «нарядилась» солдатом. Тюремные врачи освободили ее от телесного наказания по причине «беременности». Однако, по одной из версий историков, на обследование вместо себя Сонька отправила другую женщину, а потом «инсценировала» выкидыш.

И ничего, кроме кваса…

Как бы то ни было, спустя три года после законного освобождения, 20 мая 1898 года, как сообщала газета «Владивосток», «На пароходе «Ярославль» с Сахалина во Владивосток прибыла известная преступница Сонька - Золотая Ручка… Эта всероссийская знаменитость в настоящее время уже старуха, и желавшие посмотреть ее были весьма разочарованы действительным ее видом».

Во Владивостоке Сонька долго не задержалась. Видимо, полицейские чины не хотели иметь из-за нее лишнюю головную боль. И через три месяца, 23 августа 1898 года, та же газета «Владивосток» в «Местной хронике», в частности, писала: «Бывшая ссыльнокаторжная, известная под именем Золотая Ручка, поселилась на Имане, окруженная свитой из нескольких человек, бывших ссыльных».

Станция Иман, возникшая в 1894 году в связи со строительством Уссурийской железной дороги, довольно быстро стала развиваться и ко времени приезда сюда Соньки - Золотой Ручки представляла собой, по свидетельству очевидцев, довольно зажиточное поселение, где имелось «более 40 мелочных лавочек и штук пять кабаков и трактиров». Надо признать, пьянство здесь процветало «гомерическое».

Вскоре Сонька открыла тут квасную, сродни той, что содержала на Сахалине, когда вышла на поселение, соединив свою жизнь с отпетым убийцей, славившимся дикой свирепостью даже среди каторжан. При этом, как отмечали современники, квас она действительно готовила отменный.

Как и на Сахалине, на Имане за Сонькой Блювштейн вели неусыпный надзор, пытаясь уличить ее в подпольной продаже водки. «Имею честь донести Вашему Превосходительству, - писал в секретном рапорте военному губернатору Приморской области сотник М. Фигалов 20 декабря 1898 года, - что я с целью разведок заходил к Золотой Ручке и разговаривал с нею в разное время несколько раз и ни одного раза ничего подозрительного не замечал. Поручил разведки об этой личности благонадежным лицам - и тоже результаты получились отрицательные…

Старуха эта продает в своем доме квас, и мне несколько раз приходилось заставать у нее запасных нижних чинов и состоящих на службе железной дороги, спокойно сидящими и выпивающими свои порции кваса. Бывают случаи, когда к ней заходят пьяные посетители (большей частью нижние чины), но они напиваются или у себя дома, или в питейных заведениях, и обвинить в этом Золотую Ручку не представляется удобным.

Дружбы она, насколько я замечал, ни с кем не имеет. Каждый обыватель Имана за то, что она подозрительна, открыто выражает ей свое презрение и ненависть, и недавно плодами этой ненависти явились кража ее собственных дров и разбитое окно в ее квартире… Слишком много говорится в народе о разных проделках этой личности, а самого факта никто не видел; да и в печати дается ей слишком много места, а факта опять-таки нет».

- Можно предположить, что многое из того, что приписывается проделкам Соньки, действительно обросло легендами, - считает Геннадий Погребной. - Во всяком случае, из 130 преступлений, которые были совершены в 1898 году, когда Сонька - Золотая Ручка прибыла в Иман, как сообщал в очередном секретном донесении все тот же сотник, «трудно предположить, чтобы всей этой разнообразной коллекцией руководил пошатнувшийся от преступной жизни ум Золотой Ручки». И дальше продолжал: «В настоящее время упомянутая личность продает свой дом и хочет выехать отсюда совсем, объясняя это тоскою к своему сожителю Кириллу Богдану, находящемуся на Сахалине, и отсутствием средств к жизни».

Ради спасения души

Несмотря на отсутствие «улик», секретные депеши в Иман следовали одна за другой: «…иметь неослабный бдительный надзор за деятельностью …неблагонадежной личности, известной под именем Сонька - Золотая Ручка, и о результатах …наблюдений ежемесячно.. доносить».

Последний рапорт М. Фигалова на имя военного губернатора Приморской области датирован 17 июня 1899 года, где сообщалось, что «проживаемая на Имане преступница Софья Блювштейн (Золотая Ручка) продала свой дом и выехала в Хабаровск».

Около месяца спустя, 10 июля, Сонька - Золотая Ручка приняла православную веру. Это произошло в Тымовском округе на Сахалине (свидетельство о крещении обнаружил несколько лет назад сахалинский историк В. Каликинский). «Страдая 12 лет в ссылке и иногда читая св. Евангелие, - записала Блювштейн собственноручно в церковно-приходской книге, - я вполне убедилась, что Господь Иисус Христос есть истинный мессия и что спасение души возможно только в лоне православной церкви. А потому сим удостоверяю, что не ради каких-либо мирских выгод и по искреннему убеждению желаю присоединиться к православной церкви…».

Здесь же она дает показания, что «родилась в городе Варшаве от родителей мещан иудейского происхождения. От роду имею 48 лет. До ссылки на Сахалин имела законного мужа Михаила Яковлева Блювштейн, которого в живых нет, от него имею двух дочерей - Софью 24 лет и Антонину 20 лет, они живут в Москве».

С выходом книги в свет Геннадий Погребной не утратил интереса к особе, которая хитроумно дурила головы не только богатейшим ювелирам Москвы, Санкт-Петербурга, Варшавы, но также виртуозам сыска на всем пространстве необъятной России. Он продолжает поиск новых сведений, касающихся пребывания Соньки - Золотой Ручки в Приморье.