Для суда журналисты - не люди. Юридическое «барство» против права на публичность

Журналисты - это необходимое зло. Такое же публичное освещение деятельности всех ветвей власти, к которым, кстати, относится и судебная. Но на этом фокусе, собственно, и построена вся демократия (в том числе и суверенная). Причем на судебной ответственнос

20 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2178 от 20 июль 2007

Журналисты - это необходимое зло. Такое же публичное освещение деятельности всех ветвей власти, к которым, кстати, относится и судебная. Но на этом фокусе, собственно, и построена вся демократия (в том числе и суверенная). Причем на судебной ответственность двойная: решается судьба людей, отправляется правосудие от имени Российской Федерации.

Корреспондентам «Уха» очень обидно за своих многочисленных коллег, освещающих коллизию с Владимиром Николаевым. Дело в том, что 18 июля многочисленная пишущая и снимающая братия простояла под зданием федерального Ленинского района Владивостока с 9 до 18 часов в ожидании, пока закончится процедура продления содержания мэра под стражей. В суд журналистов просто не пустили. Впрочем, такая же ситуация наблюдалась в Ленинском суде и зимой, когда при минусовой температуре «акулы пера» тоже проводили целые дни на улице, ожидая исхода. Правоохранительные структуры частенько жалуются на то, что их деятельность пресса освещает необъективно, что, в свою очередь, провоцирует негативное отношение граждан ко всем «силовикам». Однако если в суд не пускают журналистов, которые, собственно, и делают этот процесс общедоступным и публичным (а судят там, прошу заметить, не жигана, рванувшего сумочку, а законно избранного мэра крупного города Дальнего Востока), то о каком позитиве можно говорить?

Понятно, что процесс идет сугубо секретный (не из-за шаткости ли позиций обвинения?), ну так речь и не идет о том, чтобы пустили в зал заседаний. Но отчего же в здание хотя бы не пустить? Почему надо держать людей на улице 9 часов, да еще и под дождем? Возникает резонное предположение, что руководство Ленинского суда боится, что журналисты увидят и расскажут своей аудитории о том, какой в суде творится бардак - учитывая, что накануне по какой-то маловразумительной причине суд вообще не состоялся. То ли судья забыл конвой заказать, то ли что еще попутали… Понятно, что выяснить это вряд ли удастся, судьи ведь у нас святые, никогда не ошибаются…

Складывается ощущение, что Ленинский суд занимает позицию «барина», который не позволяет «холопам» (то есть журналистам) проходить внутрь дома. Вот и приходится топтаться перед сенями…

Вот и отправляется правосудие в тишине. А кое-кто говаривал, что тишину любят деньги... При таких судебных блокадах перед крыльцом еще и не такие ассоциации могут прийти на ум.