Мне больно видеть бездомных во Владивостоке…

Я жительница Камчатки и каждый год приезжаю во Владивосток, это мой любимый город. Здесь познакомилась с мужем, здесь мои родители. Как-то мы с мамой проходили через Луговую. Увидели на виадуке седую женщину. Шел дождь. Она сидела под двумя зонтами с тор

11 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2172 от 11 июль 2007

Я жительница Камчатки и каждый год приезжаю во Владивосток, это мой любимый город. Здесь познакомилась с мужем, здесь мои родители. Как-то мы с мамой проходили через Луговую. Увидели на виадуке седую женщину. Шел дождь. Она сидела под двумя зонтами с торчащими спицами и держала собачку, возле лежали сумки с вещами.

Я хотела поговорить с ней, но она осекла:

- Девушка, не задавайте мне вопросов, меня снимало телевидение, мне скоро помогут.

Я вспомнила, что смотрела передачу о женщине, которая сидит с вещами возле железнодорожного вокзала. Иностранцы приезжали, фотографировали ее как позор города. Потом она исчезла. Та, что сидела на виадуке, мне показалась похожей на героиню передачи. Значит, убрали ее с глаз долой и на этом успокоились?!

Стала звонить в разные инстанции. Несколько дней просидела на телефоне. В администрации города мне сказали, что во Владивостоке нет приюта для бездомных. Звонила на телевидение.

- Вот и возьмите ее домой, - ответили мне.

- Я к родителям приехала, сама с Камчатки.

- Тогда возьмите на Камчатку.

Живу я в городе Вилючинске, это закрытое территориальное образование. К нам можно проехать только по пропускам. Да и что лукавить, навсегда бы я ее не взяла, может, пригласила бы пожить временно, помогла побегать по инстанциям.

Мне больно видеть бездомных, у нас на Камчатке из-за частых землетрясений люди лишаются крова, но никто не остается равнодушным. Коммерсанты, предприниматели, просто жители собирают деньги, вещи и помогают им. Были случаи, когда такие люди по пять месяцев жили на базах отдыха.

У нас в душе всегда есть ощущение, что в любую минуту мы можем попасть в такую же ситуацию. Когда я вижу человека, лишенного жилья, у меня возникает чувство, что он пережил землетрясение и ему не помогли, а это ужасно.

Я военный пенсионер. Нам с мужем пришлось помотаться по гарнизонам. Жили в тесноте, без света и воды, но всегда знали, что хоть какая-то крыша над головой есть. И слово «дом» было для нас святым. Многие говорят: «Эти люди сами виноваты», но я считаю верной пословицу: от сумы и от тюрьмы не зарекайся.

У меня предложение к администрации вашего города. Может, открыть счет в банке на имя этой женщины? Я первая положу туда деньги. Может, можно определить ее в какое-нибудь общежитие? Ведь если мы поможем ей, на одного несчастного человека в этом городе станет меньше.

Светлана ФИСЕНКО