Гостья из Японии выполнила волю отца. Нашла дом, где он родился

«Возвращение… Владивосток на страницах семейного альбома, Япония». Так называется выставка, которую привезла в столицу Приморья Харухи ФУНАКАВА, жительница Токио. И подарила ее музею им. В. Арсеньева.

5 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2169 от 5 июль 2007
2d74d80c7df90f43d1204654e5d123d3.jpg

«Возвращение… Владивосток на страницах семейного альбома, Япония». Так называется выставка, которую привезла в столицу Приморья Харухи ФУНАКАВА, жительница Токио. И подарила ее музею им. В. Арсеньева.

Здесь представлены 50 уникальных фотографий трех поколений японской семьи ГУНДЗИ, связанных с российским Дальним Востоком.

- Владивосток - в буквальном смысле родной город моего отца Тосимаро ГУНДЗИ, он появился на свет 15 февраля 1924 года в семье заместителя генерального консула Японии во Владивостоке Томомаро ГУНДЗИ, - рассказывает Харухи Фунакава. - Он еще ребенком покинул ваш город, но, слушая рассказы отца, всегда ощущал с ним связь и хотел бы снова побывать на берегу Золотого Рога. К сожалению, здоровье не позволяет ему отправиться в дальнее путешествие - все-таки 83 года (юрист по образованию, он в 2006-м вышел на пенсию, оставив должность первого директора компьютерной фирмы, которую занимал около 10 лет), попросил меня вернуться сюда вместо него. И обязательно разыскать дом, где жила его семья, где он родился много лет назад, на улице Суйфунской, 15.

На примере трех поколений семьи Гундзи можно проследить историю взаимоотношений двух стран - соседей России и Японии. Она была не всегда простой, но, как показывает время, взаимоотношения государств в конечном счете складываются из отношений людей, их населяющих. А главный девиз народной дипломатии - от сердца к сердцу. Вот и нынешний форум «Берега памяти» призван еще больше сблизить наши народы. Родоначальник семьи Гундзи - Сигэтада, происходивший из знатной семьи, впервые побывал во Владивостоке на военном корабле «Конъго» почти 130 лет назад, в 1878 году. В дальнейшем его жизнь в течение многих лет была связана с Курильскими островами (он даже попал в книгу Валентина ПИКУЛЯ «Богатство»), затем, после начала Первой мировой войны, Сигэтада направили с особой миссией в Сибирь. Его сын Томомаро, окончив Токийский институт иностранных языков по специальности «русский язык», выбрал дипломатическую карьеру и немало в ней преуспел (в его послужном списке помимо Дальнего Востока были Швеция, Финляндия). Судьба начиная с 1912 года дважды приводила его во Владивосток, где Томомаро провел в общей сложности около шести лет, в последнее время служил вице-консулом. В тот же год, когда у него родился сын Тосимаро, дипломата выслали из Владивостока в Токио. Он умер в возрасте 65 лет (по воспоминаниям родственников, одной из причин столь раннего ухода послужило пристрастие к русской водке).


Харухи Фунакава выполнила главную просьбу отца: повидала памятный дом, где он появился на свет. Помогла ей в этом известный краевед Нелли МИЗЬ, несмотря на то, что старая улица давно носит новое имя - Уборевича, а дом сейчас значится под номером 15/2. Деревянный, трехэтажный, со старой липой и могучим вязом под окнами, он чудом сохранился, несмотря на то, что в 1971 году здесь случился пожар. Как рассказала одна из старожилок Галина КОЗИНА, это здание было построено в 1902 году, имело первоначальный номер 15 и сдавалось внаем. Здесь одно время жили служащие торгового дома «Кунст и Альберс», потом в течение многих лет - сотрудники японского консульства. На первом этаже у них была школа. Дом, построенный из ценных пород дерева, был не только прочным, красивым, но также довольно комфортным, с паровым отоплением. Балконы изукрашены чудной деревянной резьбой. Во дворе - фонтан. Сейчас от былого великолепия мало что осталось, но Фунакава-сан с большим удовольствием снимала его на камеру. Вернувшись в Японию, она с помощью фильма снова совершит путешествие во Владивосток не только с отцом, но также с мужем - профессором английской литературы, двумя взрослым дочерьми-студентками. А потом, как сама призналась, продолжит занятия по изучению русского языка (по профессии Фунакава Харуки - преподаватель английского). К слову, ее бабушка, на которую гостья очень похожа, не только говорила по-русски, но также играла на балалайке. Она чем-то напоминает японский струнный инструмент сямисэн, она владела им виртуозно и даже выступала перед русскими друзьями во Владивостоке в 20-е годы прошлого века.