«Офицер» – звучит не так уж гордо?

Недавно Владивостокский военный гарнизонный суд признал виновным старшего лейтенанта Якова В. (фамилию «героя» не указываю по этическим соображениям), который, находясь в нетрезвом виде, избил милиционера... Инцидент можно было бы свести к случайности, мо

3 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2167 от 3 июль 2007

Недавно Владивостокский военный гарнизонный суд признал виновным старшего лейтенанта Якова В. (фамилию «героя» не указываю по этическим соображениям), который, находясь в нетрезвом виде, избил милиционера.

Случилось это так. Старлей и его товарищ отмечали праздник на улице Калинина. Причем делали это так шумно, будто соседей в округе не наблюдалось. Когда количество децибел превысило предельно допустимый уровень, соседи вызвали милицию. Обычно на «звучных» дебоширов милиция реагирует не очень охотно, однако в данном случае наряд приехал быстро. И убедился - подгулявшие ребята действительно несколько перебрали с громкостью. Двое милиционеров прошли в квартиру и попросили убавить звук. Находящиеся в жилище парни с этим вроде бы согласились, но, когда инцидент был исчерпан, один из них неожиданно ударил сержанта милиции несколько раз по лицу. Атака была полной неожиданностью… Пришлось дебошира скручивать и везти в отделение, а там уже выяснилось, что он - военнослужащий, старший лейтенант.

Дело по статье 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) расследовала военная прокуратура Владивостокского гарнизона. Вскоре военный суд, отличающийся достаточной жесткостью, вынес решение - 50 тысяч рублей штрафа. И хотя фактически обвинительный приговор даже со штрафом - это судимость, скорее всего, старший лейтенант продолжит службу. И сможет подниматься по карьерной лестнице вверх, получая новые должности и звания. Командование части, правда, вправе избавиться от судимого - это уж как сочтет нужным. Но как бы ни поступило командование, удручающим остается сам факт того, насколько можно одним-единственным действием дискредитировать звание офицера на территории целого гарнизона. Видимо, сегодня требования к моральному облику офицера стали мягче, если он позволяет себе дебоширить и драться с милицией, уподобляясь пьяному люмпену.

Инцидент можно было бы свести к случайности, мол, «залетают» представители разных профессий, и журналисты тут - не исключение, однако офицер - все-таки представитель государства, он носит погоны и воспитывает подчиненный ему личный состав из числа военнослужащих по призыву. И как он будет их воспитывать, если сам, будучи подшофе, избил милиционера?

Мне кажется, что такое поведение молодых офицеров закладывается еще в курсантские годы, когда каждый выпуск ТОВМИ заканчивается расписанными при помощи баллончика стенами окрестных сооружений. На этот раз, например, разрисовали дорожный знак с направлением главной дороги, стоящий возле ТОВМИ. Теперь вместо направления дороги там красуется цифра «66», чтобы помнили, какой выпуск вышел из стен института. А что можно спросить с курсантов, если незадолго до этого начальник одного из факультетов их института был задержан за получение взятки? В общем, получается, что сама жизнь несколько снизила требования к понятию «офицер». А жаль…