В пожарном беспорядке. Владивосток и Москва продолжают жить в параллельных мирах

Для тех, кто не в курсе: в минувший понедельник руководитель Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Валерий Рощупкин направил полпреду президента в ДВФО Камилю Исхакову правительственную телеграмму. В ней он попросил полпреда привлечь к отве

29 июнь 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2166 от 29 июнь 2007

Для тех, кто не в курсе: в минувший понедельник руководитель Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Валерий Рощупкин направил полпреду президента в ДВФО Камилю Исхакову правительственную телеграмму. В ней он попросил полпреда привлечь к ответственности должностных лиц Приморья, не предоставляющих Рослесхозу объективную информацию о площади горящих лесов.

Все врут спутники, или Наш ответ Рощупкину

Как следует из сообщения пресс-службы Министерства природных ресурсов, которому подведомствен Рослесхоз, в своих отчетах администрация Приморского края с начала пожароопасного сезона-2007 сообщила лишь о 66 пожарах общей площадью 2 тысячи га. По версии же федерального агентства, за этот период в крае полыхало свыше 440 пожаров на площади более 50 тысяч га. Ведомство Рощупкина, оказывается, дважды направляло телеграмму на имя губернатора Сергея Дарькина с просьбой принять меры, однако ситуация с информированием Рослесхоза так и не изменилась. В связи с этим Валерий Рощупкин попросил уже Камиля Исхакова «привлечь к ответственности должностных лиц, не обеспечивающих выполнение полномочий, возложенных на них в соответствии со статьями 51-53 и 83 Лесного кодекса РФ». В телеграмме он сообщил о том, что данные дистанционного аэрокосмического мониторинга лесных пожаров показывают: в Приморском крае возникает значительное количество лесных пожаров. «Огонь уничтожает ежемесячно сотни гектаров ценных и реликтовых лесов. Однако администрация Приморского края объективную информацию о лесных пожарах не предоставляет. Данные поступают нерегулярно, расходятся с информацией космического мониторинга в десятки раз», - пишет Рощупкин.

В Приморье не побоялись принять информационный бой с федеральной структурой. ИА REGNUM со ссылкой на официального представителя государственного учреждения Приморского края по пожарной безопасности и делам ГО и ЧС сообщило, что «над всей территорией Приморского края осуществляется спутниковый мониторинг… В случае обнаружения тепловой аномалии в каком-либо из районов Приморья на место выезжает отряд спасателей или вылетает авиатехника, которые проверяют спутниковые данные». Сведения «о лесопожарной обстановке в регионе сформированы на основе сведений нескольких ведомств и максимально точны… Смысла искажать статистику нет. Никто не захочет связываться с прокуратурой».

Как хочешь, так и понимай. То ли информация о пожарах искажается где-то между Владивостоком и Москвой, то ли «федералы» и «регионалы» черпают данные с разных спутников. Которые по своей зоркости различаются в 25 (если судить по выявленной площади пожаров) или как минимум в 6,6 (если брать разницу в количестве возгораний) раз. Кстати, из сводки Дальневосточного регионального центра МЧС России (Хабаровск) следует, что в Приморском крае по состоянию на утро среды не было зарегистрировано ни одного лесного пожара. А вот в Хабаровском крае, Сахалинской области и Чукотском АО в это же время полыхало по три пожара на каждый субъект федерации. Другое дело, что, по данным Приморского управления гидрометеослужбы, сейчас из-за наступившей жары и засухи риск возникновения лесных пожаров растет. Но речь-то вообще не о пожарах, а о непонимании между центром и периферией.

Пожары в тайге или в головах?

Первый руководитель Советского Союза Владимир Ленин говорил: «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский!». Один из последних руководителей СССР Юрий Андропов был пессимистичнее: «Мы не знаем страны, в которой живем». Мне кажется, сегодня вторая формула вернее.

Понятно, что я как обыватель совершенно не представляю, кому следует доверять и сколько пожаров в действительности бушует (или не бушует) в Приморье. Дело в другом - в обмене информацией между государственными учреждениями, который составляет основу прямой и обратной связи. А без этого немыслимо адекватное управление - хоть в мозгу, хоть в государстве. Сегодня есть телефоны, самолеты, спутники, Интернет. Но почему-то я не удивлюсь, если вдруг окажется, что две вышеупомянутые телеграммы до приморского губернатора просто не дошли. Потому что случаются у нас вещи гораздо более абсурдные и необъяснимые.

Вся эта история - хорошая иллюстрация к отношениям между Москвой и Дальним Востоком. Раньше говорили, что по улицам Владивостока ходят тигры. Потом считалось, что у нас почти никогда нет света и воды (а вот в то, что в Приморье нет газа, в Москве поверит далеко не всякий). Сейчас оказалось, что губернатор днем с огнем не видит таежных пожаров и игнорирует министерские телеграммы. Кстати, еще непонятно, дошла ли последняя депеша Рощупкина до полпреда президента. Потому что на днях, например, во влиятельной центральной газете написали, что Камиль Исхаков работает не в Хабаровске, а во Владивостоке. А может, и спутники те вовсе не над Приморьем летали?

Похоже, Москва и другая Россия продолжают жить в разных измерениях. Не потому ли то и дело возникают в столице более чем странные проекты - по созданию многомиллионных мегаполисов, переселению соотечественников, запрету правого руля, наконец? У человека, не понаслышке знающего ситуацию на местах, они вызывают в лучшем случае недоумение.

Легкий диссонанс на фоне конструктивных отношений между приморскими властями и федеральным центром (усиленные проверки Генпрокуратуры не в счет, так как у нас правосудие не зависит от исполнительной власти и вообще находится вне политики) вызвала публичная дискуссия между Москвой и Владивостоком о достоверности информации, касающейся лесных пожаров на территории Приморского края.