Евдокия Моржакова нашла счастье в Берлине. В мае сорок пятого…

В свои 84 Евдокия Моржакова, прошедшая радистом от Москвы до Берлина, получившая во время Второй мировой войны множество шрамов и осколок, навсегда застрявший в правой руке, считает себя самой счастливой на свете. Живет в двухкомнатной квартире с внучкой.

22 июнь 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2162 от 22 июнь 2007
e79ecd364d4ab9bff7cba3452e5d5c20.jpg

В свои 84 Евдокия Моржакова, прошедшая радистом от Москвы до Берлина, получившая во время Второй мировой войны множество шрамов и осколок, навсегда застрявший в правой руке, считает себя самой счастливой на свете. Живет в двухкомнатной квартире с внучкой. С домашними делами справляется сама, хоть пару лет назад и сломала руку. «Жить да жить еще можно, только вот война полжизни забрала», - говорит пенсионерка. Ксюша всячески помогает боевой бабушке и не позволяет выполнять трудную работу.

Учение с голыми коленками

Жизнь Евдокии Моржаковой не была беззаботной и счастливой. С детства ее семья жила очень бедно. Родители не могли прокормить восьмерых детей. Евдокия испытала и голод, и холод. В родном селе Тюмень Алтайского края девочка смогла окончить только четыре класса школы - пятого в ней просто не было. Мать говорила: «Письмо написать можешь - и хватит». Чтобы учиться дальше, Евдокия ходила шесть километров пешком в Троицкое в школу-семилетку. Приняли в комсомол. Особенно тяжело было зимой. В сибирские морозы девочка ходила в валенках с голыми коленками (чулок не было). Но самым большим испытанием стала война. В 41-м нашей героине едва исполнилось 18…

1942 год. Приходилось днем работать в госпитале, а вечером - на швейной фабрике: шили шинели. За день - паек 400 граммов хлеба. Его Евдокия не уносила домой, а отдавала раненым в госпиталях. «Они всегда голодные были», - вспоминает Евдокия Алексеевна. Вскоре девушку отправили в спецшколу радистов в Новосибирск. Из 40 претенденток выбрали четырех. И она попала в самое пекло - шел 1945 год.

Новосибирск - Берлин

Евдокию Моржакову направили в дивизию, которой предстояло дойти до Берлина. В Польше приходилось ночью идти по 50 километров, а днем маскироваться. Часто это не помогало: немецкая авиация несколько раз обстреливала. В апреле на реке Одер, близ города Целин, она едва не погибла. «Несколько самолетов летели близко, и вдруг рядом со мной взорвался снаряд! Отбросило в сторону, ничего в этот момент не чувствовала, думала, без ног осталась», - вспоминает бывшая радистка. Рядом с Евдокией Моржаковой находилась подруга Лида Чернышева (они в Новосибирске в спецшколе познакомились), которая мгновенно погибла. «На этой реке погибло столько людей, что невозможно передать словами», - говорит Евдокия Алексеевна. Обученная в госпитале ухаживать за ранеными, радистка помогала делать перевязки на войне. А ее осколок в госпитале так и не смогли извлечь. Вот и живет она всю жизнь с металлом в руке.

Берлин. Дома высокие, а улицы узкие, и снайперы обстреливают наших солдат прямо с крыш зданий. В одном из подвалов командир батальона заставил всех выпить спирта за победу, даже тех, кто раньше и глотка в рот не брал. После выпитой рюмки Евдокия Моржакова потеряла сознание.

Свадьба под победные фанфары

Будущего мужа Иосифа Табриса, с которым потом прожила 52 года, Евдокия Алексеевна встретила на войне. Свадьбу сыграли в Берлине во время празднования Победы, били посуду на счастье. В сентябре Евдокию Моржакову демобилизовали в Сибирь, на родину, где она и родила дочку. Никто не верил, даже мать, что офицер приедет за Евдокией. Но тот приехал, и они вместе отправились на его новое место службы в Германию. Прожили там пять лет. Куда только не бросала жизнь Евдокию Моржакову, и везде она следовала за мужем: Хороль, Уссурийск, Краскино, Барабаш, Камень-Рыболов, Моховая Падь (Алтай) и, наконец, Владивосток. Выйдя в отставку, Иосиф Табрис стал преподавать в военных училищах Дальневосточного округа, семь лет проработал на военной кафедре ДВГУ. 12 лет назад умер - сердце… За все годы они даже ни разу серьезно не поссорились…

За доблесть, проявленную во время войны, радистку отдельного батальона связи 230-й Сталинско-Донецкой, Берлинской, ордена Cуворова стрелковой дивизии Евдокию Моржакову наградили орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». Недавно ей прислали из Москвы книгу «От Сталинграда до Берлина», на страницах которой Евдокия Алексеевна узнает своих военных подруг и ласково называет их «старушками».

Почему она плачет на 9 Мая?

Сегодня у нее есть вроде бы все. Но гложет Евдокию Моржакову обида: Приморский клуб ветеранов по непонятным ей причинам не принимает бывшую военную радистку в свои ряды. На 60-летие Победы неизвестный «доброжелатель» снял ее фотографию со стенда клуба ветеранов, а за 16 лет жизни во Владивостоке она получила только пять пайков, которые каждый год должны выдаваться всем ветеранам. Весь день 9 Мая Евдокия Алексеевна проплакала от обиды. Москва внимательнее относится к своим героям, и Евдокии Алексеевне каждый год приходят поздравления от Путина. А еще она до сих пор хранит поздравления от Сталина. Впрочем, времени на обиды у нее немного - не привыкла размениваться на житейские мелочи. По-прежнему ее девизом остаются слова: «Все равно я самая счастливая!»