«Театру нужно выходить из-под опеки государства!» Станет ли «Горьковка» автономной?

Всего лишь через месяц с небольшим двери краевого академического театра имени Горького закроются, свет на сцене погаснет, актеры и большая часть служащих храма Мельпомены уйдут в отпуск. Чтобы к сентябрю вернуться - с премьерами, в юбилейный, 75-й сезон!

15 июнь 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2158 от 15 июнь 2007
a4140954ec96e7fc477f74b2b31e73c9.jpg


Всего лишь через месяц с небольшим двери краевого академического театра имени Горького закроются, свет на сцене погаснет, актеры и большая часть служащих храма Мельпомены уйдут в отпуск. Чтобы к сентябрю вернуться - с премьерами, в юбилейный, 75-й сезон! Вероятнее всего, это будет время серьезных перемен. Каких? Об этом и многом другом - разговор с главным режиссером театра Ефимом Звеняцким.

- Итак, грядет юбилейный сезон…

- Да. Вовсю идут репетиции - мы восстанавливаем, спустя шесть лет, «Биндюжник и Король». Думаю, к июню спектакль будет практически готов. Мы уйдем в отпуск, а в сентябре первыми зрителями возрожденного спектакля станут те, кто придет на фестиваль еврейской культуры в Биробиджане. Потом вернемся во Владивосток и в конце сентября откроем 75-й сезон!

Уже есть программа, спонсоры, планы бенефисов, самое главное - есть ожидание праздника. Наш юбилей - это событие не только для театра, а для всего края. Думаю, с этим все согласны.

Не хочу много говорить о планах. Репертуар всегда рождается сегодня и сейчас. Когда выбираю спектакль, в первую очередь думаю об артисте. «Трамвай «Желание» - это Александр Славский и Светлана Салахутдинова. «Три сестры» - Лариса Белоброва. «Поминальная молитва» - Володя Сергияков. Так и сейчас. Читаю «Филумено Мартурано», «Любовь под вязами» Юджина О’Нила, «Живой труп» Толстого, «Бесприданницу» Островского, «Маскарад» Лермонтова. Как видите, это те пьесы, в центре которых человек и его поступки. Судьбы, не теряющие актуальности никогда.

Если позволите, не стану подводить итоги ушедшего сезона, а лишь вспомню… «Три сестры», «Пять вечеров», «С любимыми не расставайтесь»… Мне кажется, мы последовательно возвращаем зрителю русскую классику и русскую современную пьесу. Это наше главное достижение.

Должен признаться, что по-прежнему не очень понимаю и не принимаю современную драматургию, где нет Петрушевской, Разумовской, Володина… Наверное, я ретроград. Люблю, чтобы на сцене все было внятно, прозрачно и верховодил один человек - АКТЕР! А все фокусы и бранзулетки - не принимаю.

Жалею о том, что мы мало выпускаем детских спектаклей. Мало думаем о том поколении, которое придет в театр через 5-6 лет. Сегодня на вечерние спектакли идут 16-17-летние, те, кого мы вырастили, можно сказать. И их преемники заслуживают, чтобы у нас был детский репертуар: Пушкин, Бажов, Сент-Экзюпери, Лонгфелло, Грин…

- Изменился ли зритель, пришедший к вам сегодня?

- Немного. Конечно, ему открыто куда больше информации: кинофестивали, телевидение, Интернет! Когда-то наш театр был единственным общедоступным массовым зрелищем - еще в здании филармонии, помните? Так что зритель сегодня избалован. Но! Нельзя сказать, что сегодня люди возвращаются в театр. У Владивостока и у нас, как части театральной жизни города, в этом смысле счастливая судьба: зритель от нас и не уходил. Если театр любят - в него ходят. Я уже говорил: не надо тянуть силой и мучить. Но когда параллельно с репертуаром, параллельно с актерскими судьбами одно театральное поколение взращивало другое, можно радоваться. И можно говорить, что они тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга. Надо беречь зрителя и трогательно к нему относиться.

Да, есть такое: «Подавай комедию!». Не самая приятная история. «Борис Годунов», «Иванов», «Месяц в деревне» играем раз в два месяца. Отдыха и развлекаловки больше, это факт. Театр должен зарабатывать, иначе нам не выжить. Но мы стараемся даже для отдыха выбирать хорошие пьесы, серьезную драматургию. Не идем на поводу у зрителя, а ведем его к тому ряду комедий, которыми не развратишь. Поэтому - Лопе де Вега, Рэй Куни…

Кстати. На сцене театра проходят ведь не только спектакли. Здесь уже были фестивали балета. Будет в этом году бенефис антреприз, как и в прошлом.

- С одной стороны, театр подвергается воздействию зрителей. С другой - российской действительности. Меняются законодательство, социальная политика… Как удается плыть в этом море?

- Не знаю. Конечно, без бюджетного финансирования, без поддержки администрации Приморского края мы бы давно кончились. Вы сами видите - сделан ремонт фасада. Поставлены новые кресла. К юбилею выделены средства на техническое перевооружение сцены, новую аппаратуру.

Однако думаю, что театру нужно выходить из-под опеки государства и переходить на самофинансирование. Конечно, это веревка. Но выхода нет! Сегодняшняя система работы театров с казначейством медленно эти самые театры топит. И я готов призвать людей, с которыми работаю: идем в автономное плавание. Жить, как сегодня, нельзя.

Нужен очень серьезный передел внутри актерского и других цехов. Нужен новый подход, я предвижу много слез и недомолвок. Но мы спускаем на воду «Титаник» и должны сделать все, чтобы, наткнувшись на айсберг изменений в социальной политике, он не пошел под воду, а все-таки выплыл. И маршрут единственный: современный характер мышления, современное руководство. Да, я все меньше говорю о творческом начале, все больше о материальном, экономическом и административном, но что поделать - сначала должен сдвинуться с места этот воз, который «и ныне там», затем - все остальные. Конечно, мы можем оставить все, как есть. Но это будет прозябание.

Мы готовы к переменам - не коммерческий, не антрепризный театр, а автономное учреждение. И я бросился бы в это путешествие. Что поддерживает мой оптимизм? Уважение со стороны зрителя и власти, которое налицо. Думаю, и мы были бы полезнее власти в новой ипостаси.

Помните, как в «Разгроме» Фадеева говорил Левинсон: мы та самая боевая единица, которая впоследствии?.. Так вот это «впоследствии» пришло сегодня. И не надо ждать. Мы должны сохранить человеческое достоинство, честный пригляд к людям, которые приходят в зал, и назначение театра: для человека, о человеке, через человека.

Я живу в этом городе. Люблю его. Владивосток заслуживает того, чтобы в нем жили счастливые люди. Все свои силы отдаю этому.