А у нас – тишь да гладь…

Одно из главных событий последних дней – самоубийство японского министра сельского, лесного и рыбного хозяйства, 62-летнего Тосикацу МАЦУОКА. Посредине рабочего дня он повесился в служебной квартире, расположенной в центре Токио, возле здания парламента.

30 май 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2150 от 30 май 2007

Одно из главных событий последних дней – самоубийство японского министра сельского, лесного и рыбного хозяйства, 62-летнего Тосикацу МАЦУОКА. Посредине рабочего дня он повесился в служебной квартире, расположенной в центре Токио, возле здания парламента.

Министры вешаются не каждый день, а потому комментариев в мировой прессе – валом. В основном – достаточно сдержанные, однако почти в каждом из них сообщается, что, по сообщениям японских СМИ, Мацуока был замешан в нескольких финансовых махинациях, в первую очередь связанных с распределением государственных контрактов.

Вам это ни о чем не напоминает?..

Признаться, я поразился, когда услышал, с какой иронией рассказывало об этом событии «Радио России»: вот он, дескать, звериный оскал капитализма, погрязли там все, понимаешь, в коррупции, остается только вешаться, а ведь мог бы согласно самурайскому кодексу чести «Бусидо» и харакири сделать…

Не вижу повода для усмешек.

Возможно, он был бы, если б ситуация выглядела примерно так: у нас абсолютно чистые руки, кристальный госаппарат, святые чиновники. А вы там, давайте, разбирайтесь с вашими постыдными откатами, взятками, чиновничьим мздоимством. Да, еще: можете у нас поучиться, как надо наводить порядок.

Боюсь вот только, что нет у нас права на такие слова. И не скоро, похоже, появится. Несчастный Мацуока, как говорят в таких случаях, вернул Творцу билет, потому что не хотел позора, на который в цивилизованном обществе автоматически обрекается чиновник, пойманный за руку.

У нас же, видимо, срабатывает другая истина, точнее всего (как и всегда) сформулированная в пословице: не пойман – не вор.

В зубах уже навязла болтовня самых высоких лиц страны о необходимости борьбы с коррупцией. Но ведь теория (т.е. призывы) должна проверяться и подтверждаться практикой (т.е. действиями), а этого что-то не видно. На примере нашего региона это чудесно иллюстрируется. Зимой, помнится, краевая прокуратура распространяла пресс-релизы с весьма звучными фамилиями. Там, правда, везде мелькало одно и то же выражение: проводится проверка. Знать, проверили и убедились: все чисто. А вы как думали?

Или взять последние громкие аресты и отстранения от должностей. Что везде вменяется в вину? Превышение служебных полномочий или злоупотребление ими же. Взять хоть амурского губернатора, хоть приморских фигурантов. Интересно, будет ли хоть в одном деле (если они еще, конечно, дойдут до судебного рассмотрения) выявлена и доказана личная корысть? Или, в отличие от Японии, у нас такое невозможно?