За одного Битова. Юбилей российского литератора

27 мая исполняется семьдесят лет Андрею Битову, одному из крупнейших российских писателей, большому другу нашего города и неоднократному гостю редакции и страниц «В».

25 май 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2148 от 25 май 2007
7c589b959e9687ad0d786a5cb8a5b323.jpg


27 мая исполняется семьдесят лет Андрею Битову, одному из крупнейших российских писателей, большому другу нашего города и неоднократному гостю редакции и страниц «В».

Драматург Александр Володин однажды заметил: Битов - не писатель, Битов - понятие. Кажется, точнее не скажешь. Андрей Битов - прозаик и эссеист, большой русский писатель, но и блистательный мыслитель, тончайший толкователь литературы, да и самой жизни тоже. Двадцать лет общения с Битовым - в Москве и Санкт-Петербурге, во Владивостоке и на Сахалине, думаю, дают мне право говорить об этом с уверенностью.

Один из ранних своих рассказов Андрей Битов начал с такой фразы: «Хочется начать книгу, которую можно писать всю жизнь...». Впоследствии она стала для него ключевой - и для осмысления своего собственного пути, и для понимания предназначения писателя вообще.

«Дни человека», «Пушкинский дом», «Человек в пейзаже», «Оглашенные», «Книга путешествий» - лишь некоторые названия его книг, как вехи его творческого пути или готовый синопсис фильма.

Битов удивительно органичен. И это, безусловно, следствие его аутентичности; полное соответствие личности автора его творчеству - редчайшая вещь. А поразительная пластичность Битова - всего лишь одна из граней блистательного таланта.

Порукой тому - его роли в кино, собственные телевизионные и аудиопроекты. Наконец, памятник великому Осипу Мандельштаму, установленный во Владивостоке девять лет назад, благодаря исключительной настойчивости Андрея Георгиевича. «Я ему должен», - скажет он однажды...

«Прожив жизнь в жизни и жизнь в тексте, автор удваивает ее на ее бессмертную половину. Оставив после себя чистый стол». Это тоже Битов.