Евростандарт следственного изолятора

В СИЗО № 1 во Владивостоке, рассчитанном на 1560 человек, содержится 2438. И европейскую норму о четырех квадратных метрах на одного заключенного соблюсти не получается. Зато теперь в Большом Камне при ИК-29 открылось новое помещение, функционирующее в ре

20 март 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2113 от 20 март 2007
61c1545fb6066604b6bf3488d3146cc1.jpg

В приморских СИЗО нынче наблюдается аншлаг. Вот, например, в СИЗО № 1 во Владивостоке, рассчитанном на 1560 человек, содержится 2438. И европейскую норму о четырех квадратных метрах на одного заключенного соблюсти не получается. Зато теперь в Большом Камне при исправительной колонии № 29 открылось новое помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора, или сокращенно - ПФРСИ. Оно поможет разгрузить владивостокский СИЗО на 120 человек. «Обслуживать» ПФРСИ будет арестованных всех категорий из Большого Камня, Фокино, Шкотовского района.

За электричество платите сами

Раньше в этом помещении размещались камеры для злостных нарушителей порядка колонии. Ремонт на два с половиной миллиона рублей из собственных средств приморского ГУ ФСИН превратил его в мини-СИЗО, соответствующий всем требованиям. В 17 камерах чисто, светло, тепло, кровати (на которых нельзя лежать днем), стол для игр (кроме карт), тумбочки для хранения документов. Кто все-таки приляжет на кровать или еще что не по порядку сделает, попадет в карцер. В комнатке в два квадратных метра можно провести до 10 суток. Свет там гасят не полностью, а вставать нужно в пять утра.

У послушных следственно-арестованных подъем в шесть утра, заправка постели, завтрак. Затем встреча со следователем и адвокатом, для чего есть специальное помещение, двухчасовая прогулка в прогулочном дворике, обед и работа с документами, написание жалоб. Отбой в 22 часа. По разрешению начальства родственники могут передать в камеру телевизор и холодильник. Но платить за потребленную техникой энергию арестованный должен из собственных средств. Длительные свидания с родными арестованным, пребывающим в СИЗО, не положены. В отличие от соседствующих с ними осужденных.

Последние живут в больших комнатах 13 отрядами по 80 - 100 человек. Помещения у каждого отряда индивидуальные. Где-то картины на стенах, где-то резные двери, где-то шкафы-купе - все сделано руками осужденных. Без дела они в общем-то не сидят. На производстве устроены 22 процента заключенных Приморья. В колониях № 23 и № 10 в Уссурийске шьют матрацы и постельные принадлежности для ТОФ, в Чугуевке валят лес и строят дома, СИЗО № 1 выпекает по лицензии хлеб, торты и делает макароны. Еще занимаются ремонтом машин, постройкой маломерных судов - каждая колония в отсутствие госзаказа крутится, как может.

Осужденные питаются лучше, чем пенсионеры


- Основная задача нашей системы - изоляция преступников от общества и их исправление, - говорит временно исполняющий обязанности начальника приморского ГУ ФСИН Анатолий ЗАВАДСКИЙ. - Но трудовой ресурс в полной мере не используется.

Между тем зарплата у осужденных от 700 до шести тысяч рублей в месяц. Позволяет погасить иски и прикупить чего-нибудь в магазинах. Правда, всем основным заключенные обеспечены совершенно бесплатно: 3225 килокалорий в день - это трехразовое питание (больше, чем в продуктовой корзине пенсионера), гигиенические предметы, в том числе рулон туалетной бумаги в месяц, бесплатное медобслуживание. В сентябре этого года в колонии завезут бесплатные ВИЧ-тесты. Если есть деньги на лицевом счете, можно вызвать врача, который, к примеру, хоть зубы фарфоровые сделает, или вообще заказывать еду из ресторана.

В большекаменской колонии имеется школа-десятилетка для тех, кто в свое время не получил образования. Около 40 осужденных здесь вообще обучаются дистанционно в высших учебных заведениях Приморья и страны. А еще здесь есть единственный на все «заколюченное» Приморье православный храм. Его тоже построили сами «клиенты» ИК-29. И теперь каждую неделю крещение принимают семь-восемь человек. Один из них - староста храма Дмитрий МУРАШКО, работавший на хлебозаводе и осужденный по 158-й статье за кражу на год и девять месяцев. Отец Николай из Большого Камня, который приходит сюда проводить службы, даже прочит его в духовную семинарию.

- Тот принимает православие, кто осознает свои грехи, - говорит Дмитрий. - Сам я покрестился на всякий случай. Но потом глаза открылись. Так Господь решил: на свободе я бы не пришел в церковь. У нас в колонии не только православные. Но трений нет. Наша вера миролюбивая.

- Преступность нас, к сожалению, захлестывает, - отмечает Завадский. - 40 процентов - рецидивисты. Но многие останавливаются, пожив в нормальных человеческих условиях. Чем лучше будут условия осужденного, тем больше он будет стараться влиться в общество. В середине 1990-х мы кормили осужденных и следственно-арестованных буквально за счет зарплаты сотрудников. Теперь ситуация намного лучше. И в следующем году мы открываем СИЗО на 800 человек, женщин и несовершеннолетних, в Уссурийске, а также в поселке Волчанец, который будет обслуживать Находку, Партизанский и Лазовский районы. Приморью нужно как минимум пять СИЗО, если рост преступности будет идти такими же темпами. А ведь есть люди, которые попадают сюда потому, что не могут устроиться на нормальную работу…

Руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Приморском крае Михаил ЖУРАВСКИЙ:

- Для нас самое главное, что СИЗО полностью отвечает закону о содержании подозреваемых и обвиняемых. Однако больным вопросом для нас являются издевательства в таких учреждениях. К нам обращается очень много заключенных, из каждых трех одно обращение - от них. Но жалоб на условия содержания осужденных практически нет. В основном эти обращения касаются пересмотра приговора, гражданства, жилья. Ведь за время заключения жилье, как правило, попадает в чужие руки. В последнее время возникают вопросы по условиям содержания в ИВС - изоляторе временного содержания - они не соответствуют предъявляемым сегодня требованиям.

Зона становится домом?

Несмотря на все плюсы и то, что, например, в поселке Горном есть женщины, которые отказываются выходить из колонии, место это все же не из приятных. В прошлом году в Приморье шесть осужденных покончили с собой. В колонии - свобода передвижения, и конвою за всеми уследить невозможно. Степень психологического состояния каждого прибывшего сюда определяют психологи. Кстати, каждый второй осужденный имеет какое-либо психическое отклонение. Не раз были попытки нападения на сотрудников колоний. В прошлом году возбуждено 29 уголовных дел по статье 321 «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества». Четыре из них как раз связаны с попытками нападения.

Нередки конфликты и между самими осужденными. Зарегистрированы факты членовредительства - около ста случаев в год по Приморью. Заключенные глотают гвозди, лезвия, ложки, режут вены. Однако для профилактики суицидов и нарушений руководство приморского ГУ ФСИН обещает в скором времени установить повсеместно камеры видеонаблюдения.


- Здесь я получил две профессии - автослесаря и столяра-станочника четвертого разряда, - рассказал Сергей КРУГЛЯК, осужденный на шесть лет за грабеж, разбой и кражу. - Приятно из дерева что-то делать для окружающих. А машины - это для себя. Зарплата, в зависимости от заказов, по 600 - 700 рублей в месяц после всех удержаний. За срок накопить можно. Я накопил. Как потрачу - там видно будет. Мне год остался. Потом домой, в Находку. Буду работать водителем грузовика в фирме. У меня брат договорился уже - только позвонить осталось.

Условия здесь нормальные, как видите, ничего плохого. Три раза кормят, не бьют. Вставать рано. Зато на волю выйдешь, привыкнешь вставать в шесть часов. Тут хоть как-то шевелиться надо. На волю выходить не страшно. Уже свое отбоялся…