Владимир Николаев – в обычной камере СИЗО. А вот Бурмакина перевели в отдельную

Осужденных, отбывающих наказание в колонии № 29 в Большом Камне, где в среду побывали руководство Приморского управления Федеральной службы исполнения наказаний и большая группа журналистов, нынче больше всего интересует судьба Владимира Николаева...

16 март 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2112 от 16 март 2007

Осужденных, отбывающих наказание в колонии № 29 в Большом Камне, где в среду побывали руководство Приморского управления Федеральной службы исполнения наказаний и большая группа журналистов (подробный рассказ об этом читайте на страницах «В» на следующей неделе), нынче больше всего интересует судьба Владимира Николаева. Работники колонии отмечают: зэки смотрят по телевизору, который им разрешено иметь в камерах, только новости. Впрочем, как оно там, в СИЗО № 1 во Владивостоке, интересно не только заключенным, но и всем остальным.

По словам временно исполняющего должность начальника приморского ГУ ФСИН Анатолия Завадского, мэр Владивостока Николаев содержится в обычной отремонтированной двухместной камере. Его сокамерник - обыкновенный осужденный, судимый впервые. Кстати, ранее судимых помещают отдельно от тех, с кем это случилось в первый раз. Но, если судимость погашена, человека селят вместе с «новичками».

Перевод из одной камеры в другую возможен только при угрозе жизни и здоровью со стороны сокамерников. По этой причине, например, в отдельную камеру перевели скандально известного Андрея Бурмакина - фотографа, обвиняемого в изготовлении порноматериалов с участием несовершеннолетних. Николаев пользуется магазином СИЗО и при желании может иметь телевизор.

- Для меня он обычный следственно-арестованный, - отметил Завадский. - В отношении него ведутся следственные действия, исполняется закон. Он одет, обут, накормлен. Какие еще могут быть вопросы? У нас сидят и чиновники, и генералы, разницы нет.