Пенсионер из Владивостока нашел корни всех радостей в обычном дубе

Лет двадцать назад во времена «дачного бума», когда горожане безжалостно выкорчевывали деревья на своих загородных участках, житель Владивостока Александр ЕРМАКОВ бережно собирал грязные ветвистые корневища дубов и складывал их дома.

28 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2104 от 28 февр. 2007
4dcefa7027c126d13dbf184910a52cc2.jpg

Лет двадцать назад во времена «дачного бума», когда горожане безжалостно выкорчевывали деревья на своих загородных участках, житель Владивостока Александр ЕРМАКОВ бережно собирал грязные ветвистые корневища дубов и складывал их дома.

Супруга недоумевала: зачем хранить в городской квартире такие коряги? Но народный умелец разглядел в грубой бесформенной корневой системе дубов материал для своих поделок.

66-летний Александр Валентинович вообще мастер на все руки - у них с Лидией Алексеевной не квартира, а настоящее произведение искусства. Антресоли, стеллажи, гарнитуры - все сделал сам, на стенах с десяток написанных маслом по полотну картин, даже мольберт самодельный. И никто ведь не учил! Художественный кружок в тюменском доме пионеров - вот и все творческое образование.

Делать из корней поделки тоже научился сам. На даче росли в основном дубы, их корни и собирал. Материал сушился дома у Ермаковых годами, а когда корни высохли и затвердели, с помощью специальных инструментов и наждака Александр Валентинович стал потихоньку вырезать оригинальные поделки. Есть совсем незамысловатые экспонаты - фигуры сохатого, птицы, змеи на камне, а есть и довольно сложные - «пляшущий человечек», леший и даже Венера Милосская. Сейчас в коллекции чуть больше тридцати фигурок, еще десять Ермаков подарил родственникам и друзьям. И хотя в запасе есть материал на новые поделки, работа с корешками у мастера приостановилась.

В 2000 году он перенес тяжелый инсульт, затем еще один… Болезнь не отпустила: у Александра Валентиновича практически отказала правая рука. Однако, несмотря на этот недуг, умелец научился рисовать левой рукой, от чего картины, между прочим, хуже не стали.

Они по-прежнему яркие и красочные.