Считаются только с сильным

Молчание - знак согласия. Так гласит поговорка. Так, наверное, думают наши депутаты, так думает президент, так думают наши многочисленные партии, которые активизируются только накануне выборов. Хочется спросить - почему такое равнодушие? Почему земли ру

28 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2104 от 28 февр. 2007

Молчание - знак согласия. Так гласит поговорка. Так, наверное, думают наши депутаты, так думает президент, так думают наши многочисленные партии, которые активизируются только накануне выборов. Хочется спросить - почему такое равнодушие? Почему земли русские сдаем?

Тихо отдали Америке около пятидесяти тысяч квадратных километров Берингова моря, остров Даманский уступили Китаю, объясняя, что он не имеет важного экономического или военного значения. С этим, наверное, можно согласиться, но как согласиться с гибелью тридцати одного пограничника, которые ценой своей жизни ни пяди земли русской не отдали. А ведь очередную, уже 38-ю годовщину этих событий мы отметим в наступающем марте.

Вспомним немного истории российских границ на Дальнем Востоке. Первым российско-китайским соглашением о границе можно считать Нерчинский договор 1689 года, когда русские под силовым влиянием китайских войск были вынуждены признать суверенитет Китая над правым берегом Амура (до этого осваивался русскими). Но в середине XIX века крепнущая Россия бескровно присоединила к себе 165,9 тысячи квадратных километров Приморья, до тех пор находившиеся в совместном управлении. В результате слабый Китай потерял выход в Японское море. Это приобретение Россия закрепила Тяньцзинским договором 1858 года и подтвердила в 1860 году Пекинским договором «после постановления пограничных знаков, - говорилось в нем, - граничная линия навеки не должна быть изменена». Из этого видно - к сильному государству претензий нет.

Шли годы, Китай, набирая силу, заявил претензии на спорные территории. А в 1969-м произошли события на острове Даманском. Выходит, проверили силушку нашу, а убедившись в ней - забыли про все претензии. Много лет наши соседи довольствовались тем, что имели. За последние десятилетия мощный СССР исчез, осталась слабая Россия. Видя брошенные земли, отсутствие активной жизни, разруху на приграничных территориях, Китай и Япония, чувствуя нашу слабость, вновь подняли вопрос о спорных территориях. В результате чего проводится демаркация границы, значительные территории отходят Китаю. Дополнительными соглашениями о российско-китайской границе остров Тарабарова и половина Большого Уссурийского острова «сдаются» Китаю. На острове Тарабарова граждане России собирают свой нехитрый скарб, чтобы покинуть его в этом году.

С какой целью президент Путин подписал документы о передаче КНР спорных островов, почему раздают то, что накапливалось веками, с кем, что согласовывалось, кто народ спросил?

Дело сделано: Китай облегченно вздохнул, поскольку сумел «сохранить лицо», а Россия?.. Не думаю, что вопрос о спорных территориях решен, аппетит приходит во время еды. Подписание российско-китайских соглашений стало неожиданностью не только для простых жителей Дальнего Востока, но и для властей этого региона.

Непонятно для кого написана Конституция РФ, в которой есть пунктик о территориальной целостности, гарантом чего, кстати, является президент РФ. Если и дальше так пойдет, «неожиданно» можем потерять земли на реке Туманной, затем Курилы, а там и все Приморье не за горами, стоит только палец дать, а там и руку откусят. Передача территорий наносит огромный ущерб (теряем не только землю, а также лес, зверя, рыбу и. т. д), однако, по мнению московских экономистов, после снятия вопроса о спорных территориях перед Россией открываются возможности заключать с Китаем миллиардные сделки, которые с лихвой покроют все убытки. Решения приняты давно. Я живу на приграничной территории и эффекта от этих сделок не вижу.

Зато очень четко вижу, как молодые деревца на еще вчера обрабатывавшихся российских полях крепнут из года в год, превращаясь в полноценные деревья; вижу, как китайцы выкорчевывают деревья на своей территории, расширяя свои сельхозугодья, вплотную приближаясь к нашим границам; вижу закрывающиеся школы, детские сады, передислоцирующиеся от границ в тыл наши воинские части и народ, спивающийся от безысходности.

Необходимы программы по развитию приграничных территорий, которые коренным образом изменят ситуацию. Не секрет, что ни для Китая, ни для Японии проблема возврата спорных территорий не является чем-то жизненно важным. И для той, и для другой страны это в первую очередь вопрос принципа. В России принципов, похоже, больше не осталось, да, впрочем, и чести тоже…