Горох с кефиром – дело добровольное

Латвийская виза - пропуск в страну с богатой историей, дважды бывавшей в составе нашего родного государства, в мир средневековых замков, сказочных домиков, горячего вина и вкусного сыра...

23 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2102 от 23 февр. 2007
9fd6940a84e275ceecd6fe6577a41bd7.jpg

Латвийская виза - пропуск в страну с богатой историей, дважды бывавшей в составе нашего родного государства, в мир средневековых замков, сказочных домиков, горячего вина и вкусного сыра.

А уж Шенгенская виза дает возможность, исследовав Латвию, беспрепятственно отправиться дальше по Евросоюзу. Собственно, основным последствием вступления Латвии в ЕС, с точки зрения простых смертных, можно назвать высокие цены. Но, согласитесь, экономить за границу не ездят.

Петушки из сказок Андерсена

Слово «передохнуть» как нельзя лучше подходит к атмосфере этой страны. Вытряхиваясь из поезда, ожидаешь вокзальной суеты и людского гама. А народу даже на вокзале Риги практически нет. Как нет на дорогах безумного владивостокского количества машин. Никто не толкается и никуда не спешит. А как по-другому, если в столице Латвии живет всего около 750 тысяч жителей?


И вот старая Рига. Ноги с привычного асфальта ступают на выпуклые камни булыжной мостовой. Каблуки безнадежно застревают между ними, теряя свой приличный облик. Но какая разница! Ведь по этим мостовым ходили еще в XV веке. Старый город отгорожен от остального мира шлагбаумом. Въезд на машине - пять латов. Хотя пройти самую колоритную часть Риги вдоль и поперек пешком можно всего за час. Но за это время столица Латвии, которой уже более 800 лет, предстает во всей красе: узкие улочки, кирпичные стены домиков из сказок Андерсена, петушки-флигели и опять же европейское отсутствие столпотворений. Этим дорожили и в советские годы.

Экскурсовод показывает дом, где снимали «Шерлока Холмса», а вот явочная квартира из «Семнадцати мгновений весны». Каждая постройка может рассказать о себе что-нибудь интересное. В этом доме когда-то жил купец, которого не приняли в торговую гильдию. Обидевшись, он установил на крыше черного кота, повернутого к зданию гильдии задом и ставшего одним из символов Риги. В этом - монахи-католики замуровали себя во имя веры. И все замыкает знаменитый Домский собор с одним из лучших в мире органов. Собор действует и поныне, венчание в нем доступно всем.

Горох с кефиром при свечах

Какой же отдых без вкусной трапезы? В Риге множество уютных ресторанчиков. Но, пожалуй, самый колоритный «Розенгральс», он в подвале обычного дома. Спускаться туда следует с большой осторожностью, потому что там нет электричества. Ведь это помещение с высокими сводами и каменными колоннами не что иное, как настоящий, не бутафорский средневековый зал, обнаруженный уже в новое время. Освещают его свечи. Даже в туалете они вместо лампочек. Официанты в средневековых костюмах подают на стол средневековую пищу - лепешки с горохом, вымоченное в чем-то сырое мясо, форель с ореховым соусом… Ощущения непередаваемые. А когда между столами начинают ходить менестрели, разливая по полумраку музыку из рыцарских фильмов, забываешь о том, что где-то есть машины, компьютеры и банкоматы.

А вот национальную кухню найти в Латвии почему-то не так просто. Впрочем, может это и к лучшему. Ведь одно из главных традиционных латышских блюд - горох с кефиром. Предположив, что это что-то похожее на огурцы с молоком, я довольствовалась удивительно вкусным латышским сыром и мягким хлебом с пряностями.

Добро пожаловать в герцогство Курляндское

Культурный прыжок в следующую эпоху - путешествие к югу, к границе с Литвой. Дорога приведет в Бауский район, именовавшийся раньше Курляндией, к уголку императорской России. Среди заснеженных полей стоит величественный Рундальский замок, первый дворец авторства знаменитого скульптора Растрелли, построенный для Бирона, фаворита русской императрицы Анны Иоанновны. Гостей встречает обер-церемониймейстер с благородными дамами и приглашает осмотреть покои. По красоте эти залы могут сравниться разве с Зимним дворцом в Петербурге. Только там толкаешься среди туристов, а здесь вышагиваешь под расписными потолками один, как по собственным владениям. Розы, купидоны, причудливый орнамент - спальни, кабинеты, будуары. Здесь научат танцевать менуэт, дадут понюхать духи XVIII века (пахнут как мыло) и обучат языку веера.

Латвия и в советские годы была, как ни крути, европейской. А в каком другом государстве Европы так хорошо говорят по-русски? Отдых здесь не омрачен языковыми затруднениями. Невозможно ни заблудиться, ни быть непонятым.

Когда насладишься острыми шпилями лютеранских церквей, отсутствием высоток, спокойствием узких улочек, накупишь сверкающих янтарных украшений и традиционных латышских льняных полотенец, можно ехать в город Вентспилс. Крупный незамерзающий порт на Балтике и, в общем-то, унылый городишко с суровым морским климатом и старыми советскими автомобилями на дорогах примечателен Домом писателей и переводчиков. Здесь может поселиться любой писатель любого уровня, не обязательно состоящий в каком-нибудь творческом союзе. Его будут кормить, поить и платить по 150 латов в месяц. Зачем? Чтобы он здесь творил. Про Латвию, про Балтийское море, да про что угодно. И если книжка так и не будет опубликована, никто не обидится. По словам сотрудницы дома Евы, такая практика распространена по всей Европе. Можно только позавидовать.