Браконьер становится рыболовом-любителем

Кета будто ждала осенних холодов. Тут она действительно массовым ходом ринулась на нерест в хасанские реки. А пока очередные косяки ждут своего часа в предустьевом море, красная рыба влетает здесь в рыбацкие сети. Инспектор районной рыбоохраны Александр Хонин рыбакам не мешает.

14 нояб. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №21 от 14 нояб. 1996

Кета будто ждала осенних холодов. Тут она действительно массовым ходом ринулась на нерест в хасанские реки. А пока очередные косяки ждут своего часа в предустьевом море, красная рыба влетает здесь в рыбацкие сети. Инспектор районной рыбоохраны Александр Хонин рыбакам не мешает.

Пляжный берег бухты Маньчжурка под Славянкой. С подрулившего мотоцикла к рыбинспектору подходят 2 парня. Поздоровавшись с "дядей Сашей", протягивают ему деньги. Сразу же интересуются, как идет рыба, где можно поставить сеть. Парни в нетерпении.

- Не спеши, - осаживает Хонин рыбаков. - Сначала выпишем квитанцию. Иначе и улов не вывезете. Первый же милицейский патруль возьмет на дороге как браконьеров.

"Племянники" заулыбались. Оказалось, они в курсе, что такое браконьерство. Знакомство с "дядей Сашей" состоялось у них на речке еще в отроках. А как отслужили в армии, вдруг открылась возможность ловить кету с разрешения самой же рыбинспекции. По признанию парней, назвавшихся Олегом и Витьком, теперь нет нужды затравленно озираться на рыбалке по сторонам, будто ворюгам. А всего-то и делов, чтобы по-людски: заплатил 100 тысяч за лицензию - и рыбаку-любителю быть! Ни пропиской, ни местом работы никто при этом не интересуется. И рыбацкая страсть с рыбацким самолюбием нисколько не умаляются свободной покупкой лицензии.

Но как бы ни везло рыболовам, больше 5 рыбин на одну лицензию брать из моря нельзя. Однако контролирующая рыбалку рыбоохрана не станет сортировать улов на "икрянок" и на "зубарей". Хоть все 5 кетин пусть будут с икрой.

- Именно так мне и пофартило на первую лицензию, - рассказывает о рыбацкой удаче не молодой уже житель Бамбурово. - То была дома на столе одна картошка, а теперь - картошка с икрой. Собственно, с картошки рыбалку и начал. Продал лишнюю картошку и купил лицензию. Потом отнес на базар парочку потрошеных рыбин. Икру - отдельно. Купил еще одну лицензию. А то и забыл уже, когда деньги в руках держал. Зарплаты-то нет.

Как считает инспектор Хонин, когда все по уму, то лосося всем хватит: и природе на воспроизводство, и государству для державной мощи. А в самую первую очередь должна доставаться красная рыба местному населению. Кстати, для хасанских ветеранов войны и труда уже сейчас предоставляются бесплатные лицензии.

Александр Хонин подытоживает:

- Рыбы тогда не хватает, когда ее запрещают ловить простым смертным. Как бы ни билась рыбоохрана, но чем строже, тем чаще срабатывает в противовес извечное и неистребимое - у моря жить и рыбой не разжиться?

Как-то инспектор Хонин хорошо подумал над своим рыбоохранным опытом и одним из первых в крае заговорил о возможности и даже необходимости лицензионного лова кеты. Ведь кета устремляется на икромет волнами. И облюбовывает одни и те же нерестовые места в конкретной реке. Кета теснит друг друга, мешая собственному же воспроизводству. А последний ее ход чаще всего опаздывает. Почему бы не учесть? И вот уже не первый сезон Хонину самому же приходится обеспечивать лицензионный лов красной рыбы в районе.

Теперь у Александра Хонина мечта поставить на реке Пойме под лицензионный лов мини-рыборазводный завод. Не на 30-40 миллионов икринок на инкубационную закладку, как на Барабашевском или Рязановском заводах, а на 2-3 миллиона всего, как давно уже делают японцы. К тому же условия для рыбоводства на малых хасанских реках гораздо лучше японских.