Связи с Республикой Корея оказались под угрозой?

В 1999 году в Приморье появилась первая регулярная морская пассажирская линия, соединившая Республику Корея (порт Сокчхо) и Россию (приморский порт Зарубино).

15 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2097 от 15 февр. 2007
fdfd601d319396f72ef6d1145f44dba5.jpg

В 1999 году в Приморье появилась первая регулярная морская пассажирская линия, соединившая Республику Корея (порт Сокчхо) и Россию (приморский порт Зарубино).

Среди граждан Южной Кореи эта линия была обречена на популярность как минимум по одной причине: многие годы населению Страны утренней свежести было крайне проблематично и весьма дорого попасть в священное для каждого корейца место - на гору Пэкту, расположенную в Китае в провинции Хуньчунь (по преданию, нация зародилась именно на этой горе, и теперь каждый кореец должен побывать там хотя бы один раз в жизни). Однако до священной горы буквально рукой подать из российского порта Зарубино.

Кроме того, пассажирами линии стали корейские и российские бизнесмены, сменяющиеся экипажи российских судов, туристы. Обслуживает линию корейский паром «Нью Донг Чун».

Как для граждан Республики Корея, так и для россиян линия стала поистине народной: стоимость проезда, сервис, скорость - все пришлось по вкусу и по карману людям, которые не всегда могут купить авиабилет.

Это подтверждает и тот факт, что в 2003 году Минтранс России зарегистрировал линию в обновленном виде - кроме Зарубино паром стал заходить и во Владивосток, доставляя не только пассажиров, но и контейнеры с различными товарами, автомобили, причем как непосредственно во Владивосток, так и в другие города России и СНГ.

Кто путешествовал за границу любым видом транспорта, знает о существовании определенных пограничных и таможенных процедур, достаточно хлопотных, но неизбежных. Однако указанное морское путешествие оказалось омрачено такими процедурами вдвойне, что не только отпугивает пассажиров, но и ставит под сомнение дальнейшее развитие этого направления.

Ввиду того, что линия включает два последовательных российских порта захода, полное таможенное и визовое оформление (пограничный и иммиграционный контроль) пассажиров производится в порту Зарубино.

Вот схема прохождения формальностей для пассажира, вознамерившегося из Владивостока попасть в Сокчхо (будь то гражданин России - как правило, моряк, следующий на смену экипажа, или гражданин любой другой страны - неважно - все равны перед российскими законами). Во Владивостоке пассажир, неизбежно нагруженный громоздкими, тяжелыми чемоданами, предъявив все необходимые документы пограничникам, поднимается на борт судна. В этот момент считается, что никаких формальностей он еще не прошел. Приняв первую часть пассажиров и груза, паром следует в Зарубино за другими пассажирами. Обычно это корейцы, возвращающиеся с «поклонной горы», и кое-кто из наших, не пожелавших начинать рейс в порту Владивосток именно из-за предстоящих неудобств.

Когда судно приходит в Зарубино, пассажиры из Владивостока, уже расположившиеся в уютных каютах, вынуждены снова повторить достаточно утомительную процедуру перемещения своего тяжелого багажа с борта судна на терминал и обратно теперь уже для официального оформления пограничниками и таможенниками. После проверки им разрешают вернуться на судно вместе со своими тяжелыми чемоданами. Власти (а «заинтересованные» стороны куда только не обращались: и в таможню, и к пограничникам, и в МИД, и в Минтранс, который, к слову, вообще-то и «включил» зеленый свет линии) не видят в этом ничего страшного и с завидным постоянством отвергают все варианты устранения проблемы, предлагаемые как перевозчиком, так и другими участниками процесса, подключившимися к решению вопросов деятельности международной пассажирской линии, - морской администрацией порта Владивосток, ОАО «ВМТП», Владивостокским филиалом ФГУП «Росморпорт» и морской агентской компанией OSA, занимающейся агентированием судна.

Президент агентской компании Константин Бородин считает, что сложившаяся ситуация может привести к потери поступлений портовых сборов, сокращению стивидорной выручки, потере рабочих мест, местных и федеральных налогов ввиду того, что одна из двух приморских пассажирских линий (вторая - рейсы «Руси» между Владивостоком и Тоямой) может просто-напросто закрыться. Последствия вполне очевидны: возить корейских граждан к горе Пэкту будут исключительно китайским транспортом, а российским туристам не оставят выбора - пользуйтесь услугами «Аэрофлота».

- Чиновников невозможно обвинить в нарушении российского законодательства, - говорит Бородин, - так как делается все как будто бы по закону. Между тем еще недавно таможенники находили возможность устраивать лишь один досмотр. Однако в последнее время вновь вернулись к практике двойного контроля. Почему мы так не любим своих сограждан?

В свою очередь представители владивостокского филиала «Донг Чун Ферри Ко» ЛТД. (Dong Chun Ferry Co.Ltd) подчеркивают, что претензии пассажиров из-за таких неудобств увеличиваются, и руководство линии уже подумывает о том, чтобы вдвое сократить количество заходов парома во Владивосток. Хотя при конструктивном отношении со стороны российских властей существует вполне реальная возможность поставить на линию более скоростные и комфортабельные паромы, в которых есть нужда.

Кстати, год назад старый паром «Донг Чун» с линии был снят, а на смену ему пришел более вместительный, комфортабельный и современный «Нью Донг Чун». Тогда, в апреле 2006 года, были радужные надежды на возможность облегчить участь пассажиров корейского парома при оформлении отхода из российских портов: начальник Дальневосточной таможни согласился, что таможенники сами будут подниматься на борт судна и пассажирам не придется таскать чемоданы по трапам. Однако начальство в таможне сменилось, и вопрос остался нерешенным

А вообще, ситуацию с вынужденным многократным тасканием чемоданов по маршруту судно - причал представители корейские компании назвали «нарушением прав человека». Может, они и погорячились, но суть дела от этого не меняется.