Очевидное – невероятное, или Простые истины задом наперед

В Приморье любой житель понимает, что хищнические заготовки леса для Китая - преступление. Прямой путь к экологической катастрофе. Тысячи тонн леса-«кругляка» сегодня пиратски добываются узкой группой «лесных баронов» для перепродажи за рубеж.

9 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2094 от 9 февр. 2007
8cfaef73c062d83a5fe0e1853502aaa9.jpg


В Приморье любой житель понимает, что хищнические заготовки леса для Китая - преступление. Прямой путь к экологической катастрофе. Тысячи тонн леса-«кругляка» сегодня пиратски добываются узкой группой «лесных баронов» для перепродажи за рубеж.

Все (от лесоруба до гендиректора «древесной» конторы) довольны - все при деньгах. Один момент: еще лет 5-7 - и от всех лесных запасов останется коллекция разнокалиберных пеньков. Все это давно известно и тысячу раз описано в разных СМИ, независимо от их политического окраса.

Однако теперь власть (в лице генпрокурора РФ Юрия Чайки и его дальневосточного зама Юрия Гулягина) заметила проблему. И потребовал генпрокурор незамедлительно навести порядок. Правда, преподнесено все так, будто никто в Приморье раньше про лесные проблемы не знал. Плохо только, что требования генпрокуратуры, чтобы прямо сейчас ограничить незаконные вырубки, устроить на границе заводы по переработке древесины, увы, сегодня не больше, чем утопия. И вот почему.

Когда 15 лет назад создавалась новая Россия, в Кремле и Охотном Ряду о глубинке просто забыли. Колхозы рухнули, многие предприятия уверенно разорились, а таежные поселки едва не перешли на натуральный обмен. В отдаленных районах края воцарился феодализм, местами переходящий в первобытно-общинный строй. Школы и больницы оказались на грани закрытия, система ЖКХ пришла едва ли не в полный упадок, у власти стал проявляться клановый оттенок. Тут китайские «конкистадоры» и предложили выгодный обмен: зеленую тайгу - на «зелень» США. Плохо? Да. Но зато хоть с голоду не подохли. Теперь же, значит, разом местные прокуроры должны эти лесные безобразия прекратить. Но позвольте - а кто до этого довел?

Первопричина лесных бед - не только и не столько местечковый бандитизм, жирующий в безнаказанности, но и безвыходная ситуация: если бы не лес, уже бы просто вымерла эта глубинка. Ни лесных баронов бы не было, ни мужиков, ни детишек, которых пока еще рожают. Сегодня уже поздно «закручивать гайки», проще вообще запретить продажу леса за рубеж волевым решением президента. Нет леса - нет и контрабанды. И криминальная цепь напрочь обрубается. Только вот взамен надо предложить какое-то производство - сельскохозяйственное ли, промышленное ли, неважно, чтобы люди с «лесной периферии» могли трудоустроиться. Но это сделать сложнее. Поэтому по-прежнему лесную контрабанду лучше считать «недоглядом» местных правоохранителей.

Позиция генпрокуратуры понятна: президент дал указание решить лесной вопрос. Увы, одними карательными мерами тут не обойтись: «лесные бароны» тоже опыта поднабрались за эти 15 лет. Кто в депутаты, кто в главы администраций, а кто и детишек уже в юридическом институте выучил с последующим прицелом на работу в «органах». Хоть ген-прокурор сказал бы, что ли, президенту: «Давайте развивать экономику в глубинке: пока Приморье остается сырьевым придатком Китая, никакие силовые мероприятия неэффективны!».

Отдельное слово - про краевого прокурора Александра Аникина, которому вышестоящее начальство попеняло за неактивную работу по борьбе с оргпреступностью. Позволю себе не согласиться с выводами Чайки и Гулягина: именно с приходом Аникина оргпреступность Приморья почувствовала себя неуютно. Некоторые доселе непотопляемые флагманы местного криминалитета так и вовсе переехали из комфортных коттеджей в общие камеры СИЗО. Это при Аникине два чиновника городского уровня неожиданно для всех оказались в тюрьме, а три «небожителя» рангом повыше - так и вовсе спешно ушли с госслужбы, памятуя о тверском опыте Александра Александровича. Если б (опять же) генпрокуратура не держала некоторых краевых прокуроров на одной должности по 15 лет подряд - глядишь, процесс по «очистке рядов» пошел бы раньше.

Но обращать внимание на очевидные вещи, преподнося их как сенсации и расставляя не совсем верные акценты, сегодня себе позволяют не только представители ока государева. Вот и православная гимназия во Владивостоке недавно разродилась наглядной агитацией по борьбе с абортами. Молодцы дети. Только вот один из посылов агитации: «Мы и так вымираем, зачем себя убивать?» (при всем моем уважении к православию) в корне неверный. Вымираем мы не из-за абортов. Демография тут убогая, под стать ущербной экономике: зарплаты маленькие, квартиры нереально дорогие, чтобы в детский сад ребенка устроить, надо такую очередь выстоять, что дитя к этому времени уже в вуз поступит. Не аборты виной тому, что смертность у нас превышает рождаемость. Виной тут общее нежелание рожать. В конце концов, зачем плодить нищету? Вот и тут церковь должна бы сказать власти: сделайте так, чтобы рожать было не разорительно! Аборты - это крайние формы, они убийственны и греховны, тут я полностью согласен, но серьезного влияния на демографию в стране они не оказывают. Давайте бороться с первопричиной - с нищетой!

Поэтому не будем говорить о давно известных вещах, как о сенсациях. Не будем путать причинно-следственные связи. Хочется ведь и прокуратуре верить, и церкви, а когда видишь, что акцент с причины смещен на следствие - как-то немного не по себе. Вроде бы и правильные вещи говорят, а возникает внутренний протест. Как будто все задом наперед переставили…