Правовой нигилизм и «лицензия на убийство»

На прошлой неделе Владивосток был потрясен сразу двумя (а если быть арифметически точными - тремя) убийствами. Сначала средь бела дня 27 января на автомойке в районе Эгершельда был застрелен предприниматель Ильгар Мамедов. Через три дня в собственном гост

6 февр. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2091 от 6 февр. 2007

На прошлой неделе Владивосток был потрясен сразу двумя (а если быть арифметически точными - тремя) убийствами. Сначала средь бела дня 27 января на автомойке в районе Эгершельда был застрелен предприниматель Ильгар Мамедов. Через три дня в собственном гостиничном номере был застрелен директор гостиницы «Корона» Петр Первухин вместе с женой. В обоих случаях убийцы действовали: а) цинично; б) жестоко; в) с полной уверенностью, что их не найдут.

Парадокс местной действительности таков, что не быть бизнесменом неудобно: ощущается нехватка денег и некоторая внутренняя неудовлетворенность, а быть бизнесменом откровенно опасно - или ограбят, или убьют. Каждый раз обыватель, получив информацию об убийстве предпринимателя, сжимается внутри: если уж богатого можно запросто убить, что говорить про «маленького человека». Как жить?

А ведь ответ лежит на поверхности. Виной всему - правовой нигилизм населения. Общество мирных хлебопашцев и заводских работяг не порождает наемных убийц, для этого просто нет почвы. А сейчас эта почва, как ни прискорбно, есть. Годы разрухи в экономике, в идеологии и в головах не прошли даром. Возник ужасающий парадокс: «Закон обязателен для всех, но не для меня!» Отсюда - повсеместное игнорирование любых запретов.

Вместо скорости «60» одни едут «100», другие - «150», третьи - «180». Ужасные ежедневные ТВ-картинки ДТП никого не пугают. Как не пугают драконовские штрафы и лишения прав. Хорошо бы получить удостоверение внештатника ГАИ. Еще лучше - мигалку и «блатные» номера. Доблесть - быть вхожим в «высшие слои», чтобы только из-за одной фамилии не трогали. И это на бытовом уровне. И поэтому (опять же на бытовом уровне) нас не пугает, что убийство - факт противоестественный и возмутительный.

Даже в современной речи убийство выглядит небрежно: «мокродел», «мочкануть», «завалить», «приделать», «вальщик», «заказуха». Об убийстве - как бы мимоходом. Сегодня насильственное лишение жизни - сложившаяся реальность, способ быстрого решения проблем и целая индустрия. Общество обреченно дало отдельным особям «лицензию на убийство». И пока убийство будет обыденностью в сознании, пока будет находить оправдание, пока не станет чем-то ужасным и запредельным - все мы под прицелом. Достаточно только высунуть голову чуть выше из ряда или задеть чьи-то интересы. Где-то у неведомого безликого киллера найдется пуля и для нас. И он не убьет. «Замочит». Рутинно и цинично.