Часы по Моцарту сверяя...

Незадолго до новогодних праздников в связи с радостным событием - присвоением звания заслуженного артиста России - Константин Селиванов подарил всем любителям музыки подарок: концерт-бенефис, во время которого не только стоял за дирижерским пультом, но и

19 янв. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2082 от 19 янв. 2007
5acb38419ec210fcc6fa4270303d7435.jpg

Незадолго до новогодних праздников в связи с радостным событием - присвоением звания заслуженного артиста России - Константин Селиванов подарил всем любителям музыки подарок: концерт-бенефис, во время которого не только стоял за дирижерским пультом, но и играл на гармонике, окарине, аккордеоне, даже пел!

А ведь он еще и на саксофоне играет, и музыку пишет, и обязанности главного дирижера оркестра штаба Тихоокеанского флота совмещает с руководством оркестровой службой ТОФ, является дирижером оркестра Владивостокского гарнизона… А еще он - любящий муж, заботливый отец, вдумчивый читатель… И вы по-прежнему верите, что в сутках у Константина Селиванова только 24 часа?


Ноты и пушки

От судьбы, говорят, не уйдешь. Юный Костя Селиванов, чей дед воевал на фронтах Великой Отечественной, а отец много лет отдал службе в пограничных войсках, потомственным офицером становиться не хотел. Он мечтал о музыке…

- Правда, перед поступлением в музыкальное училище, - улыбается Константин Сергеевич, - думал: ну вот если на музыке провалюсь, то пойду на истфак, всегда любил историю и философию. Эта любовь, кстати, до сих пор со мной, осталась как хобби.

- И как же молодой музыкант стал все-таки офицером?

- В 1981 году я, как все молодые люди, пошел служить срочную службу, направили в оркестр морской пехоты во Владивостоке. Мне повезло. Дирижер Василий Матвейчук, очень яркий, творческий человек, увидел во мне какие-то задатки, надежды и предложил по окончании службы поступить на военно-дирижерский факультет Московской консерватории.

Военные оркестры существуют в разных государствах сотни лет, значит, музыка и пушки - это вовсе не антагонисты. Музыка нужна всегда и везде.

- Не входят ли в вас в противоречие музыкант и педант?

- Моя работа состоит из двух частей - служебной и концертной. Служебная не требует творчества, как раз наоборот: все точно по церемониалам, а вот концертная дает возможность проявить натуру.

Конечно, военный дирижер, как и любой офицер, - командир, никто с него не снимает ответственности за подчиненных.

Но у меня не просто подчиненные, а музыканты, люди с тонкой душой. Поэтому командовать, прибегать к авторитарным методам просто нельзя.

Нам бы еще фагот…

- Репертуарную политику оркестра вы формируете единолично?

- Существует приказ министерства обороны о военных оркестрах, и согласно ему прерогатива дирижера - определять репертуарную политику. Он не обязан прислушиваться к мнению музыкантов, но я всегда готов выслушать предложения.

Между прочим, состав оркестра - отдельная большая проблема. Несколько лет назад нам было просто играть симфоджаз: была вся группа саксофонов. Сейчас их меньше, и в этом сезоне симфоджаз нам не по плечу. Поэтому больше внимания уделяем классике, а что будет завтра - сказать еще сложнее. В Приморье и Владивостоке хронически не хватает многих исполнителей. Например, на духовых инструментах. Ну вот нет фаготов, а в партитуре прописана нотная строчка. Что делать? Приходится много заниматься аранжировкой и инструментовкой, проводить вечера и даже ночи за компьютером. А ведь оркестр не может остановиться в своем развитии, это смерти подобно.

- Вы легкий начальник?

-У меня не самый простой характер, но, думаю, не такой уж я тяжелый руководитель. Иногда меня раздражает, что вполне усваиваемые алгоритмы, которые есть в произведении, приходится повторять несколько раз, разучивать, возвращаться. Это говорит о невнимательности музыкантов и тормозит репетиции. Вот тогда могу выйти из себя. «Отстающий корабль в эскадре» - это проблема и задача именно для дирижера. К сожалению, иногда даже студенты-выпускники халтурят, ленятся, ведут себя так, будто у них впереди еще десять жизней и будет возможность наверстать. Меня это удивляет и огорчает. Каждый на своем месте должен выкладываться по полной. Тогда будет и уважение, и удовлетворение от того, что ты делаешь.

- В связи с этим к чему, на ваш взгляд, обязывает звание заслуженного артиста России?

- К большей строгости к самому себе - в максимальном повышении качества музыки, того, что мы делаем.

Когда приходит муза…

- Вы играете на многих инструментах…

- Очень люблю аккордеон, многие мои друзья хотят, чтобы я сделал программу для аккордеона с оркестром, надеюсь, что у меня до этого дойдут руки. К сожалению, мало времени для игры на саксофоне, а им нужно заниматься ежедневно. Мы как спортсмены: прекратил ежедневные тренировки - все, потерял форму.

- Вот мы плавно подошли и к разговору о творческих планах оркестра штаба ТОФ…

- В 2007 году мы будем играть фортепианные концерты Моцарта, музыку Шостаковича, английских классиков - Бенджамина Бриттена (музыка к опере «Питер Граймс», концерт для фортепиано с оркестром) например. По-прежнему будем исполнять концерты вместе с солистами-инструменталистами: Дмитрием Волобуевым, Раисой Илюхиной, Татьяной Лавринайтис, Еленой Котельниковой. Надеюсь, что Алла, моя дочь, исполнит пятый концерт Вьетана. В планах - создание оркестра Владивостока, если Дума Владивостока поддержит инициативу.

- Названные вами произведения Бенджамина Бриттена во Владивостоке прозвучат впервые. Вообще это фирменный стиль оркестра штаба ТОФ - играть то, что раньше в наших концертных залах не звучало…

- Мне самому это интересно, ведь одно дело - послушать редкую запись на каком-то носителе, и совсем другое - в живом исполнении, в зале, когда музыканты пропустили через свою душу это произведение… Именно так и рождается культурная жизнь города, разве нет?

- Ваши дочери пришли в музыку самостоятельно или вы их подталкивали?

- Мое твердое убеждение, жизненная позиция: занятия музыкой упорядочивают работу мозга, поэтому для нас с женой вопроса, будут ли дочки ходить в музыкальную школу, просто не было. Это мы решили за них, как за нас в свое время наши родители.

Но Алла, окончив с отличием школу имени Прокофьева, сама решила продолжить учебу в колледже при академии искусств. Когда придет для Лии время решать, мы не будем настаивать, чтобы она выбирала именно музыкальную дорогу в жизни.

- Когда вы работаете с дочерьми, вы папа или строгий руководитель?

- Однозначно руководитель, и девочки иногда этим очень недовольны. Ну тут ничего не поделать, когда идет репетиция, мы работаем, ничего личного быть не может. Я не считаю себя прирожденным педагогом, характер у меня взрывной, да и по гороскопу Стрелец, люблю, чтобы все было быстро, сразу. Потому снимаю шляпу перед учителями моих девочек, сколько у них такта, терпения!

- Когда в ваших сутках находится время для композиторского творчества?

- Для дирижера в силу его ремесла занятия композицией не могут быть основными, это хобби. Больших форм я не создавал, такого стремления нет, а вот вальсы, полонезы - смотрю, публике нравятся.

Что касается времени… Поражаюсь Моцарту и Баху: нам сегодня с помощью клика мышки можно перекинуть нотку, да что там - целую линию инструмента на другую строчку, и то времени не хватает, а у них-то были только перо и бумага! Как можно было такой объем музыки не только сочинить, но и записать!! Это восхищает меня! Время для Моцарта, это точно, шло с другой скоростью.

- Вы часто ходите на другие концерты…

- Стараюсь посещать все музыкальные мероприятия в городе. Это необходимо для профессии, для семьи - девочки должны расширять кругозор. Ну и если коллеги не будут слушать друг друга, что ж мы - в своем мирке замкнемся? Это неправильно.

- Что кроме музыки может вас занять?

- Чтение исторической и философской литературы. Я не турист, не охотник и вообще не экстремал. Если на природу, то это меня друзья или близкие вытаскивают. Хотя вот на каток, на лыжах побегать и поиграть в бадминтон - это да, люблю.

А так - засел бы дома с книжкой, размышлял бы, следил за ходом событий в книге, за их сцепкой. Обязательно смотрю новости по телевидению, нахожу в мире закономерности. На мой взгляд, ничего случайного в жизни нет, она векторна, и в этом потоке неостановимых секунд мы придем к постижению вечности. И не прочесть, как это зафиксировали философы в своих книгах, для меня просто невозможно. Созерцатель я…