Приватизация сквозь выбитые стекла

21 авг. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №203 от 21 авг. 1997

Банкроты работают до первых морозов

5-этажное здание швейной фабрики “Уссури” на одном из центральных перекрестков Лесозаводска по вечерам напоминает глухую сумрачную крепость. Не светится ни одно из широких окон, местами зияющих выбитыми стеклами. 5-й месяц около 200 швей трудятся в одну лишь смену в условиях объявленного банкротства при конкурсном управлении. А до этого целый год было внешнее управление. Последний этап краха недавно еще мощного предприятия перед продажей оставшегося имущества и оборудования.

Швейники пока выполняют разовый контракт с южнокорейской фирмой, реализуя выпущенную продукцию исключительно за пределами края. Так что горожане, в отличие от прежних “застойных” времен, не могут даже взглянуть на вполне приличные по внешнему виду и недорогие по цене детские курточки. Сразу с конвейера они упаковываются в яркие коробки и загружаются в международные контейнеры.

Но работа и над этими заказами скорее всего будет недолгой. Учитывая крайне сложную ситуацию с обеспечением города теплом в минувшую зиму (а нынешний отопительный сезон, судя по всему, будет еще трудней), тепло в цехах фабрики вряд ли будет. Значит, в ноябре, как только чуткие пальчики швей замерзнут, наступит мертвый сезон с весьма туманными весенними перспективами.

На бывшем биохимическом заводе, ныне АО “Биоприм”, ситуация не лучше. Еще недавно одно из крупнейших предприятий отрасли - основной финансовый донор городской казны - теперь едва дышит. И снова еще оставшиеся на предприятии люди окажутся заложниками так и не состоявшихся экономических реформ, навязанных бездарными столичными “приватизаторами”.

Неблагодарные “дочки”

После собрания акционеров АО “Уссурийский ДОК” здесь откровенно заговорили о возможном банкротстве старейшего предприятия, где у прежних радушных и преуспевающих хозяев любили “отметиться” высокие гости из края и московские чиновники. Ныне, видимо, часто бывать на берегах Уссури неуютно. Что конкретного, обнадеживающего могут сказать заезжие люди, скажем, по поводу массовых сокращений деревообработчиков, задерживаемой по полгода зарплате, которую к тому же отоваривают большей частью продуктами? Хорошо еще муку, сахар, масло предложат. А бывало, что и коньяк шел под расчет.

Надо признать, что предприятие как таковое практически существует лишь “на бумаге”. Оно раскололось на ряд мелких дочерних производств и получастных “фирм”. Они фактически выживают, точнее пока еще существуют за счет, скажем так, не совсем понятных “деловых операций” с лесом. Поэтому говорят, что бурная предпринимательская деятельность иных руководителей акционированных и приватизированнных “дочек” наконец-то заинтересовала компетентные органы. Во всяком случае в городской администрации возлагают определенные надежды на результаты пристального изучения “опыта”: как можно получать приличные доходы в то время, когда бедствуют рядовые работники, а в городскую казну поступают лишь “слезы” от выгодного лесного бизнеса? К тому же само это акционирование, приведшее крепкое стабильное производство к полнейшему развалу, выглядит по меньшей мере странно. Ради чего постарались “рубить сук”, на котором десятилетиями прочно сидели без нынешних проблем и бед? Вон в соседнем Дальнереченске не стали торопиться, крепко подумали: а что же даст навязанная “сверху” перестройка отлаженного хозяйства? И сейчас местный ДОК не только своих деревообработчиков обеспечивает работой и дает приличные заработки, которые не сравнить с лесозаводскими, но и отчисляет налоги в бюджет города. И, как мне пояснили, во многом благодаря этим средствам горожане всю зиму почти не знали горя с отоплением и горячей водой.

Поэтому лесозаводскую администрацию можно понять, когда здесь с досадой и возмущением отзываются о нищих капиталистах, то есть обанкротившихся или на грани этого акционерах. Но вернуть таковых в лоно муниципальной, краевой или федеральной собственности очень непросто. Если вообще возможно. Во всяком случае такая попытка с АО “Электросервис”, предпринятая недавно по инициативе городской администрации с “подключением” высоких краевых инстанций, не получилась. Акционеры решительно высказались за свою самостоятельность, полученную в ходе приватизации бывшего муниципального предприятия. Никто нам, мол, не указ.

Спасут ли железные решетки

К жалкому виду акционированных предприятий, похоже, уже привыкли их оставшиеся работники и горожане. А вот пустующие, полуразрушенные и основательно разграбленные здания бывших ведомственных столовых, некогда людных кафе, разных прежде нужных пристроек при прежде процветающих “китах” вызывают недоумение и возмущение. Потому что они были частью городского сервиса, и многие пользовались услугами прежней “бытовки” и торгово-общепитовских “точек”.

Взять то же трехэтажное здание конторы биохимического завода. Прежде здесь же размещались прекрасная столовая, магазин, почтовое отделение. Теперь здесь гуляют лишь сквозняки, а разные привлекательные проекты реставрации пустующих помещений так и не сбылись. Городское РЭУ (ремонтно-эксплуатационное управление) начало было восстанавливать запущенное здание, но не хватило, как обычно, для этого средств. И сделанное вновь порушили. Так и стоит, угрюмо зияя выбитыми стеклами, красноречивым “памятником” несостоявшимся “приватизаторам”. В таком же неприглядном виде была до недавнего времени пристройка швейной фабрики, где прежде тоже были столовая, обувная мастерская. Лишь недавно нашлись по-настоящему деловые люди, которые сейчас занимаются капитальным ремонтом просторного двухэтажного помещения.

А вот бывшему кафе “Таежное”, прежде людному и знаменитому разнообразной качественной кухней, крупно не повезло. Стоило передать его в “самостоятельные руки”, которые, кстати, не раз менялись, как судьба бывшей популярной торгово-культурной точки (здесь играл приличный ансамбль, который потом сменила дискотека), оказалась предрешенной. Если иметь в виду уже до этого имеющийся “богатый” опыт по угроблению нормально функционирующих торгово-бытовых муниципальных предприятий. Железные решетки на выбитых стеклах не так уж и надежно защищают двухэтажное помещение рядом с красавцем мостом через Уссури от лихих набегов. Сейчас здесь очередные “хозяева” из одной краевой фирмы, где в числе учредителей бывшие местные чиновники, кстати, не столь уж редко бывающие в городе. Надо полагать, что их столь запущенный вид бывшей “Таежки” - так еще называли популярное кафе - не очень заботит. Еще пока неплохое на вид помещение городская власть тоже пыталась вернуть в муниципальную собственность, да снова ничего не вышло. А теперь, когда еще раз подсчитали затраты на восстановление кафе, то и вовсе отказались от такой затеи. Однако возникает вопрос: зачем же в свое время город решил побыстрее освободиться от кафе?

И таких горестных “памятников” неудавшейся приватизации и аренды предостаточно. Хотя есть и такие хозяева прежде городских магазинов и кафе, а также вновь построенных торговых точек (разной формы собственности), которым удается делать “свой” маленький или большой бизнес. Но таковых, надо заметить, не столь уж много.

Что же делать с пустующими, растаскиваемыми помещениями? Может, ждать лучших времен, когда или у теперешних их хозяев, или в городской казне появятся средства для их ремонта? Но ждать этих благодатных времен, видимо, еще долго.

Поэтому невольно возникает еще один вопрос: зачем в таком случае содержать при администрации комитет по управлению имуществом? Если дележка бывшего общего добра давно завершена, а выкупать его обратно нет возможностей - финансовых, юридических или еще каких-то других. Бывший председатель комитета, недавно перешедший на новое место работы - в АО “Электросервис”, Николай Луцук, при котором проходила массовая приватизация промышленных, торговых, бытовых и других объектов, на этот вопрос смог ответить весьма неопределенно. Впрочем, его можно понять. Еще недавно муниципальное предприятие, ставшее самостоятельным, с неплохими заработками, в котором Николай Григорьевич тоже владеет акциями, стало таковым тоже при его непосредственном участии. Как же назад теперь отрабатывать? После такой удачной “пересадки” из кресла главного “приватизатора” города в новое ему ли рассуждать, как вернуть бывшую городскую электросеть городскому хозяйству! А пока новый хозяин комитета по управлению имуществом Анатолий Спинка лишь знакомится с непростой “кухней”, доставшейся ему “в наследство” от явно неудавшейся приватизаторской кампании. Управлять имуществом города так же не просто, как возрождать порушенное и разграбленное! Одно утешает: разбазаривать больше нечего.