На разрезах угля навалом

Горы угля возвышаются сегодня на складах всех шахт и разрезов АО “Приморск-

13 авг. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №197 от 13 авг. 1997

Горы угля возвышаются сегодня на складах всех шахт и разрезов АО “Приморск-

уголь”. Только на одном Павловском разрезе его скопилось на 80 млрд. рублей. Общее же количество подготовленного к погрузке топлива составляет более 440 тысяч тонн. Если бы этот уголь перекочевал на склады электростанций, график накопления запасов к зиме выглядел бы гораздо лучше. Но у энергетиков по-прежнему нет денег для того, чтобы его купить.

Группа журналистов центральных и местных средств массовой информации была приглашена на угольные разрезы руководством АО “Приморскуголь” в преддверии намеченной на 10 августа акции протеста приморских угольщиков. Разрезы достаточно редко посещают как журналисты, так и чиновники, несмотря на то, что именно здесь добывается основная масса угля и именно от их стабильной работы зависит, будут ли у нас в квартирах свет и тепло. Гораздо больше “шумят” шахтеры, которые добывают уголь под землей и очень часто привлекают к себе внимание различными акциями протеста.

Но на этот раз инициаторами прекращения отгрузки угля потребителям-должникам выступили именно работники предприятий открытого способа добычи.

- По большому счету это нельзя назвать ни забастовкой, ни акцией протеста, - говорит директор разрезоуправления “Павловское” Александр Шакирзянов. - Ведь при нормальных экономических отношениях если одна сторона не выполняет своих обязательств, то вторая тоже снимает с себя свои. Так что если энергетики не платят нам деньги, то мы перестаем отгружать им уголь.

Сегодня на “Павловке” подготовлено к погрузке в вагоны более 200 тысяч тонн твердого топлива. Углем завалена площадка длиной в 500 и шириной в 150 метров. За первое полугодие энергетикам был отгружен

1 миллион тонн угля, что на 132 тонны сверх плана. Тем не менее зарплата здесь не выплачивается около 4 месяцев, и общий долг работникам составляет более 24 миллиардов. Бурый уголь, лежащий кучами под открытым небом, в любой момент может самовозгореться. Покупать его “Дальэнерго” пока не собирается.

Прошлой зимой Павловский разрез выручила мэрия Владивостока, с которой угольщики заключили что-то вроде “джентльменского соглашения”. Они обязывались поставлять на ТЭЦ-2 около 9 тысяч тонн угля ежедневно, чтобы не допустить ее остановки, а мэрия приобретала для них горюче-смазочные материалы и выделяла деньги на зарплату. Это помогло ликвидировать 3-месячную задолженность по зарплате и предотвратить остановку разреза.

Хотя такие отношения не очень-то вяжутся с экономикой. Александр Шакирзянов считает, что в предстоящую зиму ничего другого, похоже, не остается: уже сегодня, летом, разрез зачастую находится на грани остановки из-за нехватки средств на закупку дизельного топлива для большегрузных “БелАЗов”.

Тем не менее надежда на то, что “Дальэнерго” все-таки расплатится за отгруженный уголь, пока остается. Но работники разреза уверены, что получить свои деньги они смогут, только приняв жесткие меры. Так уже было в мае, когда разрез 10 дней не отгружал свою продукцию “Дальэнерго”.

Примерно такое же положение складывается и на другом угольном разрезе - Липовецком. Здесь на складе лежит около 66 тысяч тонн угля, которые энергетики не берут около 4 месяцев.

- В прошлом году мы продавали уголь японцам, и они охотно покупали его, - говорит главный инженер шахтоуправления “Липовецкое” Дмитрий Куксин, - но нам запретили это делать, потому что не хватало угля приморским электростанциям.

Руководство разреза уверено, что энергетики не берут их уголь, а завозят топливо из-за пределов края потому, что рассчитывают опять взять его в долг, когда вновь придется спасать оставшуюся без топлива энергетику края.

Зарплаты на Липовецком разрезе тоже не видели несколько месяцев, но выручает свое подсобное хозяйство (есть крупный рогатый скот, свиноферма) и то, что почти у всех работников есть огороды. Разрез, на котором добывают ценнейшие угли - сырье для производства липтобиолитовых смол, обладающих уникальными антикоррозийными свойствами, практически живет сегодня натуральным хозяйством.