Карта, вышитая любовью...

У каждого в семье найдется вещь, которая ценится особо. И дело здесь не в ее стоимости, а в той памяти, свет которой она несет многие годы. Для Юрия Александровича Пудовкина, прославленного капитана дальнего плавания, такой семейной реликвией стала уникальная, единственная в своем роде карта, вышитая гладью на ткани его мамой, Марией Александровной.

7 апр. 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1929 от 7 апр. 2006

У каждого в семье найдется вещь, которая ценится особо.
И дело здесь не в ее стоимости, а в той памяти, свет которой она несет многие годы.
Для Юрия Александровича Пудовкина, прославленного капитана дальнего плавания, такой семейной реликвией стала уникальная, единственная в своем роде карта, вышитая гладью на ткани его мамой, Марией Александровной.

История ее создания такова. В 1936 году капитан Пудовкин-старший, Александр Герасимович, совершил уникальный рейс: в течение одной арктической навигации он перегнал Северным морским путем из Мурманска во Владивосток зверобойный бот "Капитан Воронин". После того, как эта эпопея была завершена, Мария Александровна, раздобыв где-то нитки мулине, бывшие тогда в большом дефиците, долгими зимними вечерами усаживалась рядом с лампой и начинала вышивать. Сейчас эта карта висит в кабинете под стеклом на самом почетном месте. На ней можно увидеть Советский Союз в его бывших границах, помеченных ярко-красными нитками. Путь, проделанный отважным капитаном Пудовкиным-старшим, отмечен черными стежками. Мулине до сих пор не утратили своего первоначального, удивительно сочного цвета.  

Не меньшим уважением в семье пользуется изящный театральный бинокль цвета слоновой кости, тоже принадлежавший Марии Александровне Пудовкиной...

С этого портрета на нас смотрит Мария Александровна Пудовкина... из 1936 года- Вскоре после окончания войны мама с папой отправились в Прибалтику, в Клайпеду, помогать восстанавливать разрушенное фашистами морское хозяйство, - рассказывает Юрий Александрович. - Папу  назначили главным капитаном флота Клайпедской базы океанического рыболовства. Именно в те годы он преподнес в подарок маме, заядлой театралке, этот бинокль. Она бывала с ним на многих спектаклях, в том числе и в знаменитом театре Баниониса.

В 1980 году, вскоре после смерти папы, я забрал маму из Клайпеды во Владивосток. В багаже среди других вещей оказался и театральный бинокль выпуска 1950 года, на котором и сегодня можно  прочесть надпись: "Сделано в СССР".

Сейчас он перешел в руки моей жены Сусанны, которая старается не пропускать ни одной театральной премьеры и нового концерта классической музыки.