Дома лучше, чем в детдоме

Решение губернатора о сокращении в ближайшие годы количества детских домов вызвало достаточно бурные дискуссии. При этом большинство согласно, что приемная семья - лучший вариант для брошенного ребенка. Однако далекие от этой проблемы люди не всегда понимают, с какими трудностями приходится сталкиваться новоиспеченным родителям.

3 март 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1911 от 3 март 2006

Решение губернатора о сокращении в ближайшие годы количества детских домов вызвало достаточно бурные дискуссии. При этом большинство согласно, что приемная семья - лучший вариант для брошенного ребенка.
Однако далекие от этой проблемы люди не всегда понимают, с какими трудностями приходится сталкиваться новоиспеченным родителям.

У Татьяны в первом браке детей не было, второй раз замуж она вышла в 40 лет и рожать уже побоялась. Хорошо, что муж понял не только ее опасения, но и желание взять чужого ребенка. Двенадцать лет назад сделать это было немного проще, чем сейчас, по крайней мере в Дом ребенка их пустили без множества справок и официального разрешения. Привели в кабинет трехлетнюю Иришку: "У этой девочки почти нет отклонений". Малышка отводила в сторону ярко-синие глазки и не кричала в восторге "мама-папа!", как рассказывали супругам уже прошедшие через процедуру усыновления знакомые. Наверное, потому и сердце сразу не дрогнуло, душа не почувствовала, что этот ребенок предназначен им свыше. И все-таки стали приходить, навещали с игрушками-конфетами. Постепенно девочка оттаяла, начала проситься на ручки, а будущие мама и папа поняли, что дальнейшую свою жизнь без нее уже не представляют.

Сейчас Ирочке 15 лет, она прекрасно учится, хороша собой и почему-то похожа на маму. Но над этой семьей постоянно висит страх "разоблачения". Недаром я не называю их фамилию - дочка не знает, что она приемная. Родители сделали для этого все необходимое: уничтожили "подозрительные" документы, поменяли квартиру. Но однажды Татьяна во время просмотра передачи "Жди меня" спросила дочку: "Если бы ты вдруг узнала, что мама не родная:". Девочка, не дослушав, быстро ответила: "Стала бы разыскивать родную".

Тайна усыновления - самая большая проблема россиян. Издавна в нашей стране стараются скрыть от ребенка, что были у него биологические родители. И так же давным-давно известно, что тайное практически всегда становится явным. А это уже трагедия. Поэтому, пропагандируя усыновление, прежде всего необходимо организовать "курсы" для потенциальных родителей, как делается это за рубежом. Там медики, педагоги, психологи готовят супругов, объясняют им особенности поведения приемных детей. Сейчас Татьяна и ее муж надеются на лучшее, но мысль о "разоблачении" не оставляет.

Недавно супруги поняли, что обожаемая доченька растет настолько залюбленной, что становится эгоистичной. Как и в первый раз, решение было обоюдным: берем мальчика. Иришка пришла в восторг: "Давно бы так". Они отправились в тот же Дом ребенка, но на этот раз пришлось запастись кипой бумаг - теперь правила очень строгие. С одной стороны, официальных лиц понять можно - вдруг заразу занесут или маньяки объявятся. С другой - никто посторонних наедине с малышом не оставит, чего опасаемся? Может быть, приходи в детдома побольше людей, малышей бы быстрей разбирали. Мишутка оказался чуть младше, чем они рассчитывали. Девятый ребенок в асоциальной семье, родители прав на детей лишены. Страшно такого брать? Вдруг гены проявятся? Но малыш таким славным оказался, самостоятельным, несмотря на свои два года, таким аккуратненьким и коммуникабельным, что всем троим понравился безоговорочно. "Не верю я в гены, - говорит Татьяна, - по-моему, важнее всего окружение, любящие люди рядом, воспитание". Об этом же не раз твердили мне специалисты - не надо бояться, ребенок вырастет таким, каким вы его "сделаете".

В этот раз супруги не собираются менять квартиру и скрывать ото всех происхождение мальчика. Они наконец-то поняли народную мудрость: не та мать, что родила. Да и прочитанные рассказы об иностранцах, воспитывающих в приемных детях любовь к своей исторической родине, свою роль сыграли. Если они не боятся правду говорить, то что нас останавливает? Сейчас все значительно проще, чем с дочкой. Но есть другие трудности.

Приемным родителям положены некоторые льготы. И это справедливо, ведь люди совершают Поступок, по большому счету они спасают будущее страны. На многое Татьяна с мужем не рассчитывали, но надеялись, что хотя бы с детским садом проблем не возникнет. Куда там! В льготной (!) очереди они оказались 55. Бросать работу, няню искать? А жить тогда на что? Хорошо, муж оказался упорным - правдами-неправдами место для ребенка выбил. Пока они Мишутку взяли под опеку - врачи посоветовали сначала присмотреться, вдруг что-то серьезное проявится. Однако Татьяна говорит, что зря они на это согласились, все равно ведь мальчика теперь ни при каких условиях государству не вернут: "Сразу нужно понимать, что дети - это на всю жизнь, играть их судьбами недопустимо". Поэтому сейчас готовят документы на усыновление. Но ведь тогда от пособия придется отказаться? "А я не верю, что даже обещанные шесть тысяч могут что-то изменить, - рассуждает моя собеседница, - ведь малыша не из-за денег берешь. Собственного ребенка когда рожают, на помощь особо не рассчитывают". И все же она согласна, что повышение размера пособия на опекаемого ребенка может немного улучшить ситуацию: "Поначалу эти деньги сильно пригодятся, потому что трудно сразу переориентироваться на увеличившуюся семью, биологические родители к этому девять месяцев идут, а то и раньше начинают средства откладывать".

Знакомые этой семьи удивляются - мол, мы второго не решились родить, а уж чужого взять: Доводилось и мне слышать, что брошенный или отнятый у пропащих родителей ребенок должен воспитываться государством. "Ни в коем случае, - возражает Татьяна. - Изолированный в казенном доме малыш никогда не сможет счастливо адаптироваться в жизни". А что нужно самому иметь в душе, чтобы решиться на такой шаг? "Себя чуть меньше любить, научиться любовь отдавать". Возможно, именно эгоизм останавливает бездетных обеспеченных людей - открывают свои сердца обездоленным чаще всего люди среднего достатка. Вспомнила моя собеседница, как на ее глазах роскошная дама вернула в Дом ребенка кроху, который позволил себе заболеть и требовал пристального внимания.

"Верите ли вы, что через несколько лет количество детских домов в нашем крае резко уменьшится?" - "Нет, людей, способных принять чужого ребенка, не так уж много. Но я рада другому: если опекунам начнут хорошо платить, то бабушки, ставшие опекунами, не будут отдавать внуков на попечение государства, и это сократит число детей в детдомах. Заработает предложенная программа - больше станет счастливых малышей".

НАЙДИ МЕНЯ

Судьба бывает жестокой даже по отношению к совсем маленьким человечкам. Только на свет появились, а уже никому не нужны. Видеть их в Домах ребенка невыразимо тяжело, каждого хочется на руки взять, прижать, приласкать. Только мы потом уходим, а они остаются.

Четырехмесячный Сашенька, как говорят специалисты, "развивается по возрасту". Пухлые щечки, карие глазки: Веселый такой мальчуган.

Димуля в свои три месяца, кажется, все понимает и смотрит на новых людей с ожиданием. Присмотревшись же, начинает улыбаться и гулить.

Трехмесячный Эрик очень "ценит" ласку, улыбается даже незнакомым людям, но при этом в его огромных глазах читается тоска.

Телефон департамента образования и науки администрации Приморского края - 400-400.