Пятьдесят поцелуев

В Арсеньеве детский дом большой - в иные времена проживает там по 130 ребятишек. Все, естественно, из неблагополучных семей, 99 процентов при живых родителях. При этом у 70 процентов мама родительских прав лишена, а папа записан со слов. Вот такой сгусток несчастных судеб.

10 февр. 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1900 от 10 февр. 2006

В Арсеньеве детский дом большой - в иные времена проживает там по 130 ребятишек.
Все, естественно, из неблагополучных семей, 99 процентов при живых родителях. При этом у 70 процентов мама родительских прав лишена, а папа записан со слов. Вот такой сгусток несчастных судеб.

С директором Валерием Богомоловым хотелось мне поговорить о трудовом воспитании этих детей. Он привычно рассказал, что есть 3,5 га земли, на которой в основном выращивают картофель, есть трактор, культиватор, плуг. Осенью на еду запасают примерно 15 тонн картошки, выращивают еще овощи, на двух гектарах раскинулся сад с ягодными кустарниками да цветами. Так как по нынешним временам оздоровительные лагеря мало доступны, летом организуют у себя лагерь труда и отдыха "Пчелка". Нормальный вроде воспитательно-трудовой процесс. Но разговор постепенно ушел в сторону, стали мы обсуждать, насколько необходимы подобные учреждения, в состоянии ли они изменить судьбы детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

"Ребенок должен жить в семье", - твердо сказал Валерий Дмитриевич. Как человек, имеющий большой жизненный опыт, сам отец и уже несколько лет воспитатель чужих детей, мой собеседник понимает, что детский дом в нынешнем своем виде - не лучшая придумка общества. "Представьте себя на месте такого ребенка, - продолжил он. - Предположим, на работе вас начальник "накачал", что-то не получилось, с коллегами поспорили, возвращаетесь домой, а там вокруг 15 человек, не дающие возможности ни на минуту уединиться. У мальчишек-девчонок тоже в школе могут быть неприятности, им тоже хочется побыть в одиночестве, но это невозможно, даже несмотря на то, что живут они у нас "квартирами". Видела я эти "квартиры", там и телевизор есть, и стиральная машина, но уединенного уголка действительно не найти. А коллективизм явление не только позитивное, он и испортить характер может.

Валерий Дмитриевич по образованию технарь, но, оказавшись на должности директора детдома, стал серьезно изучать психологию и педагогику. Показывает стопку книг: "Английские ученые пришли к выводу, что ребенка от рождения до 15 лет обязательно нужно раз 50 в день, условно говоря, поцеловать, то есть приласкать, обнять, по голове погладить. Даже самый внимательный и добрый воспитатель не способен проявить столько нежности. А ведь у нас к тому же работают не специалисты - случайные люди. В Арсеньеве детских психологов найти очень и очень непросто". Вот и рвутся все к своим непутевым мамкам-папкам. Там им теплее, душевнее, роднее. Пусть и условия намного хуже. К тому же подростки прекрасно понимают, что особых перспектив в жизни у них нет. Даже если училище окончат, работу найти проблематично. Замкнутый круг возникает. Выходят из казенного дома, молодость свое берет - семьи создают, которые очень быстро на почве бытовой неустроенности распадаются, молодые женщины остаются одни, как правило, с ребенком на руках, средств к существованию нет, идут на базаре торговать, времени на воспитание малыша не остается, сами постепенно опускаются, и уже их дети становятся государственными воспитанниками.

Безусловно, убежден мой собеседник, одним ударом сабли детдома не ликвидировать, да и не нужно это. Потому что в том же Арсеньеве усыновлять чужих детей не спешат - даже относительно крепкие семьи с трудом собственных отпрысков поднимают, о чужих и говорить не приходится. Если же и берут кого-то под опеку, проблем возникает масса, не только финансовых. В коллективе отъявленный лентяй может за чужую спину спрятаться, кто-то за него обязательно работу выполнит. В семье по-другому - у каждого есть свои обязанности. Воспитанник детдома, попавший в такие условия, чувствует себя обиженным - мол, заставляют, не любят, и все это потому, что люди его взяли чужие. Переломить такое отношение к жизни, иждивенчество, характерное для детдомовца, чрезвычайно сложно. Да и вообще, за последние годы подростки стали сложнее, ведь они на экранах телевизоров постоянно видят красивую и с виду легкую жизнь, в государственном учреждении живут на всем готовом. Это в семье дети знают, что существуют финансовые проблемы, что на чем-то приходится экономить, что мама с папой постоянно трудятся. Детдомовец же убежден, что и по выходе из большого коллектива его должны всем обеспечивать. "У меня мама была учительницей начальных классов, - говорит Валерий Дмитриевич, - мы в шоколаде не купались, знали, как копейка достается. Нашим же воспитанникам объяснить это нереально".

Воспитанники детдомов редко становятся успешными взрослыми - в этом мне пришлось убедиться не раз. Но прав директор Богомолов: "Это не вина детей, это их огромная беда".

К счастью, понимают сложность ситуации даже те люди, кто не имеет к воспитательному процессу никакого отношения. У арсеньевского детского дома есть, к примеру, замечательные шефы, настоящие друзья - бывшая налоговая полиция, а ныне Управление наркоконтроля по Приморскому краю во главе с Александром Роликом. Вот уже несколько лет они ежегодно перечисляют на нужды дома свой однодневный заработок. На эти деньги и ремонт делается, и техника бытовая закупается. Однако Валерий Дмитриевич убежден, что нельзя ходить с протянутой рукой, нельзя одеяло только на себя тянуть, ведь нужно и одаренным детям помогать, и спортсменам, и многим другим. Дело не только в деньгах. Раньше за подрастающее поколение буквально все отвечали - если у ребенка проблемы, маму-папу в школу вызывали, от работы освобождали, чтобы они на уроках сидели, раньше учителя по домам ходили, проверяли, в каких условиях ребенок живет, где уроки делает. Сейчас все на самотек пущено, может, только предстоящая доплата за классное руководство ситуацию несколько изменит. Главное, что нужно делать, уверен директор, - это семьи сохранять, в которых все равно подрастающему человеку лучше.

Довелось мне, однако, слышать, и другое мнение. Мол, публикуете фотографии брошенных детей, их забирают, из-за этого могут детдома закрыть, люди, там работающие, заработка лишатся. "Бред какой-то, - прокомментировал Богомолов. - Поймите, что, вернувшись из детдома в привычную среду, ребенок все равно пойдет по стопам родителей. Если же государство сумеет помочь семьям, обеспечив их работой и надлежащим контролем, дети останутся с нормальными родителями, а это всегда лучше, чем казенный дом. Не о своем рабочем месте следует думать - о будущем страны".

Вообще же, самое страшное - то, что с каждым годом сирот при живых отцах-матерях становится все больше. Похоже, цепочка несчастных судеб прервется еще не скоро.

НАЙДИ МЕНЯ

Разный возраст, разные характеры, разная внешность... Объединяет этих малышей одно - одиночество. Не всем, конечно, повезет, но теплится надежда, что хоть кто-то из них обретет семью.

Полугодовалый Игорек упрямо встает на ножки, придерживаясь за спинку кровати, что-то лепечет, привлекая к себе внимание. Говорят, что он очень любит звуковые игрушки. Воспитатели отмечают его ласковый нрав и общительность.

Евгений шести лет, по отзывам, доброжелательный, отзывчивый мальчик. Как и другие детки - участник цирковой студии. Мальчик очень подвижный, активный. Хорошо общается как с детьми, так и со взрослыми. Любимые игрушки - машинки, конструкторы, кубики и мозаика.

Феденька в свои семь месяцев пока мало эмоциональный - так отзываются специалисты. Ничего удивительного, если жизнь проходит в окружении чужих людей в замкнутом пространстве. Он немного отстает в развитии, но при этом достаточно контактен, любит внимание взрослых.

Кристина уже большая - ей скоро исполнится четыре года. Девчушка чрезвычайно общительная, с удовольствием принимает участие во всех играх, а еще любит играть с куклами и конструкторами. В цирковой студии, где она занимается, девочку хвалят.

Пятилетняя Алена (сестра Кристины) легко идет на контакт, такая же общительная, как сестренка. Педагоги отмечают ее хорошее развитие, отличную память. Она тоже занимается в цирковой студии, поет, танцует. В общем, веселый, жизнерадостный человечек.

Телефон департамента образования и науки администрации Приморского края - 400-400.