Тёме пора в школу

Всю свою маленькую жизнь шестилетний Артем провел в больнице. Здесь живет, учится, играет. Бегает по больничным коридорам, гуляет в больничном дворе. Подвижный, веселый Тёма по этому поводу пока не переживает: чего переживать, если другой жизни просто не знает. Врачей, нянечек - всех зовет "мама". Или по имени.

3 февр. 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1896 от 3 февр. 2006

Всю свою маленькую жизнь шестилетний Артем  провел в больнице. Здесь живет, учится, играет. Бегает по больничным коридорам, гуляет в больничном дворе. Подвижный, веселый Тёма по этому поводу пока не переживает: чего переживать, если другой жизни просто не знает. Врачей, нянечек - всех зовет "мама". Или по имени.
А как-то спросил:
- Настоящая мама где?
Ему ответили: мама с папой у тебя хорошие, сильно тебя любили, но болели и умерли.
Ну не говорить же в самом деле, что его непутевая мамашка была наркоманкой, отказалась от него еще в роддоме и, видимо, сгинула где-то...

О том, что он ВИЧ-инфицированный, а значит, неизлечимо больной, Артемка не знает, и врачи ему про это тоже не говорят. Не знает он пока, что если людям сказать, какой он, люди предпочтут отойти, в ужасе оттащить своих детей: Три раза в день он просто глотает свою обязательную таблетку. Внимательно, испытующе вглядывается в лица всех приходящих взрослых: а вдруг кто-то его возьмет в семью? И радуется своим детским радостям. 

- Но когда-то вам придется сказать ему, что он не такой, как все? - спрашиваю у врачей.

- Придется, но мы пока не знаем, КАК это можно сказать... Таких взрослых ВИЧ-инфицированных детей у нас никогда еще не было, Артемка первый.

Ряды растут

Специализированное краевое отделение для детей от ВИЧ-инфицированных матерей в детской клинической больнице № 3 Владивостока открыто в 2002 году. К тому времени в разных больницах края таких ребятишек уже много накопилось, что-то нужно было решать...

Артемка тогда прибыл сюда первым из Находки. Потом один за другим пошли Инна, Катя, Полина, Руслан: Сейчас здесь обитают 15 ребят. Еще 20 малышей от месяца до полутора лет проходят период диагностики и наблюдений: рождены от ВИЧ-инфицированных мам, но, больны или нет, будет известно в полтора годика.

Судьба-злодейка крутит детьми как хочет. У больной матери родилась двойня, первой в родах шла Полина, она приняла удар на себя - захватила все вирусы, какие были. Маринка шла второй - по, так сказать, очищенным родовым путям, оказалась абсолютно здоровой. Маришка уже живет в Америке, а Полина вот тут жизнь коротает...

"Сначала медики негласно сошлись во мнении: долго нашим пациентам, увы, не жить, - вспоминает Валентина Рассказова, главврач больницы № 3. - Официально определили: отделение для брошенных ребятишек до четырех лет. Но вот Артемке нашему уже в школу пора, и, к счастью, он неплохо себя чувствует. А дальше - другие дети подрастают. Им что - свой век в больнице вековать? Но они хорошо развиты, читают, рисуют, лепят, им учиться надо, адаптироваться к жизни...".

Не слишком завидная может быть судьба и у тех детишек, что остались в семьях: рано или поздно ВИЧ-инфицированные мамы погибают, и если нет других родственников, детей куда? Сюда же, в отделение?

ВИЧ - болезнь пока и впрямь неизлечимая. Но наука совершила-таки прорыв: уже есть мощные антивирусные средства. Настолько мощные, что врачи "снимают шляпу": в специализированном отделении владивостокской больницы на такой терапии у детей резко уменьшились специфические признаки ВИЧ, они практически перестают цеплять всякие побочные болячки, не простужаются, прошли мучительные дерматиты. Конечно, лечение обходится дорого: 500-600 долларов в месяц. Но в Москве нашелся спонсор, который для всех наших приморских больничных ребятишек выделяет деньги на препараты. Результат виден невооруженным глазом!

"В США брошенных ВИЧ-инфицированных детей спокойно берут в приемные семьи. У нас семьи, желающие усыновить малыша, шарахаются даже от тех, с кого диагноз однозначно снят", - сокрушается Валентина Иващенко, зав. социальным отделением больницы № 3.

К счастью, не все ВИЧ-инфицированные матери отказываются от своих малышей. Но - чем шире эпидемия, тем больше ряды больных одиноких детей, хотим мы этого или не хотим.

Вот почему специалисты в один голос настаивают: уже пора думать о дальнейшей судьбе таких ребятишек - детский сад, школа, обучение профессии.

Весь вопрос: где? В обычном детском доме? Или в специализированном?

Плоды любви

Танечка ласкова и любознательнаЕдва мы с фотокорреспондентом "В" вошли в отделение - малыши окружили нас: бойкие, жизнерадостные, любопытные. Тащат игрушки - поделиться радостью, ластятся и как-то очень трогательно-застенчиво просятся на руки...

Красавчика Вову с русой головой привезли почти одновременно со старшим Артемом тогда же, в 2002-м. Сейчас ему шестой год. Врачи грустно шутят: портовые дети какие-то особенно красивые, видимо, и впрямь "плоды любви". Кстати, Вовина мама после того, как оставила мальчишку в роддоме, вышла замуж, родила еще двоих. Девочка оказалась здоровой, есть ли в крови вирус у самого маленького - пока выясняется. Двоим младшим повезло - мама их не бросила. Но Вовка про это не знает...

Вова очень хозяйственный. Заходит в палату, видит непорядок - берет веник и совок: ну вот, теперь чисто. В ординаторской тоже не робеет: что-то у вас, Петровна, грязно, уберусь, пожалуй...

В Америку Вовку не возьмут - кому это надо? Про российскую семью даже разговора нет. И значит, Вовке тоже нужен дом, а не унылая больничная палата.

Недавно у ребятишек появились друзья - среди религиозных организаций. Странно, но люди верующие не боятся общаться с инфицированными.

Есть у детей и друзья среди предпринимателей. Среди них - Приморская общественная благотворительная организация "Мое Отечество": ну тронули эти обиженные судьбой ребята сердца деловых, прагматичных мужчин: Теперь приезжают, дарят детям кроме конфет и сладостей поездки в цирк,  театр, на экскурсии. И одному богу известно, как ждут дети этих шумных, радостных выездов.

"В идеале в крае пора организовывать детский сад-школу, желательно в пригороде, чтобы свежий воздух, классы, огород - детям трудиться нужно, входить в жизнь, - размышляет Валентина Рассказова. - И наши уважаемые благотворители - "Мое Отечество" - готовы взять часть расходов на себя! Приемлем и вариант создания отделения в обычном детском доме. Правда, как к ним будут относиться другие дети? Не станут ли издеваться? Как будут вести себя и сами ВИЧ-инфицированные?".

Мы долго размышляем с врачами на эту тему. И нет однозначного ответа: И так много неясно.

ВИЧ-инфицированные дети, что живут в семьях, ходят в обычные детские сады. И пойдут в обычные школы. Специалисты рассказывают: первые ВИЧ-инфицированные дети в других регионах страны уже давно учатся в школах. В свое время они, говорят, как-то неожиданно легко приспособились к своему положению и, бывало, даже родителей успокаивали: мол, не волнуйся, мама, я знаю, как себя вести, я справлюсь.

Конечно, все совсем непросто. Да, ВИЧ передается только половым путем или напрямую через кровь. Не опасны ни поцелуй, ни школьная парта...

Но почему каждый со стороны, кто входит в специализированное отделение, старается лишний раз к детям не приближаться? И даже врачи в больнице, которые про ВИЧ знают почти все, признаются: мне не хотелось бы, чтобы эти детки были с моим внуком в одной группе.

А если детская потасовка и разбитые носы? А если дети в классе узнают, какой ребенок живет и учится с ними рядом?

Врачи констатируют: иногда зараженного ребенка с неустойчивой психикой может охватить приступ немотивированной агрессии. Однажды малыш укусил двух медсестер в больнице № 3. Несколько месяцев тревог, мощные дозы антивирусных препаратов - к счастью, случай сберег медсестричек, обошлось. Но что все пережили...

"По приказам Минздрава, отказные ВИЧ-инфицированные дети должны содержаться в обычных детских домах по месту жительства, - говорит Светлана Караблина, врач-педиатр краевого центра профилактики и борьбы со СПИДом. - Но жизнь диктует другое. Несколько лет назад мы в крае поняли: лучше собрать таких детей вместе, причем в краевом центре, чтобы иметь возможность оказывать квалифицированную помощь, вести постоянное наблюдение за состоянием здоровья.

Сейчас самых старших, без сомнений, нужно переводить в детский дом - ребятам пора учиться, развиваться, адаптироваться к жизни. Наверное, речь не идет об отдельном учреждении, детей пока мало. Но отделение в детском доме - самое правильное. И все же врачам, нянечкам, педагогам, кто работает с ними сейчас, признаться, страшно: как дети выйдут в жизнь? Здесь они - любимчики, персонал давно знает, как за ними ухаживать, уже давно никто не боится с ними общаться. Как их сейчас оторвать от "мам"? И что будет в детском доме? Нам предстоит большая работа: обучить персонал. Да и детям как-то сказать правду: Каждый регион все эти задачи решает по-своему. И только опыт покажет, как лучше. Мы с такой проблемой сталкиваемся впервые".

Самое главное, считают специалисты, - убедить общество, что эти дети не страшные. И что им есть место в обычной жизни.

И нельзя, чтобы дети жили в больнице...

Только за один 2005 год в Приморье родились 230 детей от ВИЧ-инфицированных матерей. От 40 детей родители отказались, остальные в семьях. В крае зарегистрированы 6277 ВИЧ-инфицированных, из них - 361 ребенок.