Милости от природы

В Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН начинает работу опытно-промышленная установка по производству медицинских препаратов, созданных дальневосточными учеными. Пока масштаб производства не будет большим, тем не менее этого события давно ждали…

20 янв. 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1888 от 20 янв. 2006

В Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН начинает работу опытно-промышленная установка по производству медицинских препаратов, созданных дальневосточными учеными. Пока масштаб производства не будет большим, тем не менее
этого события давно ждали…
Во-первых, потому что давно известно: тайга, море богаты уникальным сырьем, которое может служить здоровью человека.
А во-вторых, это та самая практическая сфера, развития которой
так ждет общество от ученых. Какие препараты будут здесь выпускаться? Какие перспективные разработки ведут ученые ТИБОХа? На эти вопросы отвечает академик РАН Валентин СТОНИК,
директор Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН.

Лучше нету того цвету - для печени
- Валентин Аронович, вас и ваших коллег можно поздравить с производственным прорывом? Что за препараты начинает выпускать опытный завод ТИБОХа?
- Это разработка последних лет - лекарственный препарат максар, так называемый гепатопротектор, то есть оказывающий защитное и лечебное воздействие на клетки печени. Показан при гепатитах, циррозе печени, различных отравлениях, связанных с поражением этого органа. Препарат разработан на основе дальневосточного древесного бобового растения, кстати уникального, - маакии амурской. На нашем опытном заводе мы будем получать активную субстанцию для препарата из местного сырья. Дальнейшую работу по выпуску лекарственной формы, ее упаковку и все остальное будет вести фармацевтический завод, какой - пока решается, ведем переговоры. Распространять препарат будет также специализированная коммерческая организация, которая частично профинансирует проект.
- Будут ли наши ученые-разработчики, как в цивилизованном мире, получать часть прибыли?
- Конечно, авторам препарата выплатят авторское вознаграждение, а институт будет получать отчисления от прибыли.
- Любопытно, на какую долю прибыли могут рассчитывать ученые?
- С учетом того, что мы не только разработали препарат, но и производим активную субстанцию, то соотношение 50 на 50 справедливое. Половина - тем, кто разработал и производит активную субстанцию, другая половина - тем, кто производит и распространяет готовое лекарство.
- Выходит, ученые напрямую заинтересованы в широком распространении препарата. Насколько он известен и популярен в мире среди специалистов?
- Пока практически неизвестен… Но мы же еще не вышли на рынок. Однако во время клинических испытаний, которые проходили независимо, на базе нескольких крупных клиник Москвы, Томска, он сравнивался с самыми распространенными и эффективными гепатопротекторными препаратами, в том числе зарубежными, и показал, что превосходит их по своим лечебным качествам.
- Фармацевтический рынок перенасыщен и живет по крайне жестким законам. Вам придется вступить в конкурентную борьбу?
- Надеюсь, что ученым это не потребуется. Мы свою миссию выполнили, дальше - дело коммерческих организаций.
Воспоминания о будущем
- Разговаривая с ученым, хочется вместе заглянуть в будущее. Конечно, панацеи не бывает, но какие перспективные разработки в области фармакологии ведут ваши коллеги в институте?
- Вот совсем новые исследования, которые пока не дошли до практического использования, но имеют большие перспективы.
Скажем, мы взялись за изучение клеточной культуры маакии амурской, полученной в Биолого-почвенном институте ДВО РАН. Не самого древесного растения, а клеточной культуры. И оказалось, что она продуцирует несколько иные вещества, чем растение. Эти вещества могут стать основой другого гепатопротекторного препарата, причем с более мощными свойствами, чем максар.
- Выходит, вы на пороге создания еще одного препарата?
- Не исключено. Правда, максар кроме воздействия на клетки печени еще и понижает уровень холестерина в крови. Вновь полученное вещество таким свойством не обладает, зато по гепатопротекторному действию пока уникально.
Мы продолжили работу над созданием нового иммуностимулирующего препарата - кумазида. Это препарат из дальневосточной промысловой голотурии. Надеемся в 2006 году закончить доклинический этап изучения этого препарата. Уже сейчас можно сказать, что столь мощных иммуностимуляторов пока не существует в мире. Пока ведем испытания на подопытных животных: кумазид защищает их от бактерий, вероятно, имеет радиопротекторное действие. Кстати, эти исследования были поддержаны программой фундаментальных исследований Российской академии наук «Фундаментальные науки - медицине».
Молекулярный космос
- Целый ряд наших исследований финансово поддерживает другая программа РАН - «Молекулярная и клеточная биология». И здесь наши ученые получили не менее, а может быть, даже более значительные результаты.
Например, нашли серию веществ, которые обладают антиканцерогенной активностью.
Одно из них, полученное из дальневосточной асцидии, предотвращает трансформацию нормальных клеток в опухолевые. Невзрачное морское животное живет колониями, и кто знает, быть может, таит в себе надежду на спасение многих людей. Пока эта работа находится на стадии доклинических исследований.
Другое найденное вещество обладает антиопухолевым действием. Оно не станет лекарственным препаратом, поскольку очень токсично, но вполне возможно, станет молекулярным инструментом. Это вещество стимулирует выработку белка, который выполняет контрольную роль в организме, отсортировывая клетки в предраковом состоянии, а потом способствует их уничтожению.
Мы нашли целую серию веществ, обладающих способностью стимулировать образование нейронных сетей в мозге. Такие вещества могут оказаться полезными в борьбе с такими тяжелыми заболеваниями, как болезнь Альцгеймера, которая особенно сейчас распространена, или болезнь Брауна.
Еж останется жить
- Меня всегда волновал вопрос: наши замечательные препараты создаются из природного сырья, которое, увы, истребляется. Вот и кукумария, из который вы получаете кумазид, и асцидия могут закончиться… И что, прощай, надежда?
- Пока запасы кукумарии довольно большие. Асцидия тоже есть. Так же, как и плоский еж для производства гистохрома. Но найден другой выход: эти вещества и соединения можно искусственно синтезировать.
- А может, морские организмы выращивать на плантациях?
- Как один из вариантов это тоже рассматривается. Но синтетический препарат дешевле. Мы надеемся, что через несколько лет не понадобится биологическое сырье.
- Хорошо, что ежи останутся живы. Но сила действия препарата не уменьшится? Ведь природа - непревзойденный «конструктор»…
- Никакой разницы в активности! Мы получаем индивидуальное вещество, оно абсолютно идентично тому, что получено из натурального источника - таков закон природы. Разница может быть только когда мы имеем дело с многокомпонентными соединениями, со смесями.
- Замечательный ваш препарат коллагеназа производится из краба, которого тоже все меньше…
- Скорее, из отходов производства. Тем не менее проблема с сырьем может возникнуть. И на этот случай у нас есть другие подходы: молекулярная генетика и генетическая инженерия. Схема такая: ген, который ответствен за выработку нужного нам фермента, переносится из краба, скажем, в бактерию, и бактерия начинает производить этот фермент. Конечно, этот процесс не простой, но такой подход в перспективе может дать приемлемые результаты.
Мир ждет стволовые клетки
- Весь мир ждет результатов в области использования стволовых клеток. Ученые ТИБОХа могут участвовать в экспериментах?
- Да, с этого года мы начинаем достаточно активные работы в этом направлении. Подали несколько заявок на гранты. Надеюсь, какие-то будут поддержаны. Поступают предложения из научных центров России и из-за рубежа - принять участие в таких исследованиях.
Надо сказать, ситуация со стволовыми клетками в мире очень неоднозначная, в ряде стран работа с ними фактически находится под запретом. В этой сфере очень много спекуляций, недобросовестной рекламы… И это при том, что реально, за исключением использования клеток костного мозга при лечении опухолевых заболеваний, стволовые клетки еще не разрешены к применению. Эта методика работы со стволовыми клетками - единственная, которая имеет мировое признание. Все остальное - лишь в самом начале исследовательского пути. А ведь стволовая клетка очень легко может превращаться в опухолевую клетку, и это свойство хорошо известно… Вот почему сразу работать на стволовых клетках человека, вводить их людям - абсолютно безответственно!
- И какой участок этого многотрудного пути вы в силах взять на себя?
- Собираемся работать со стволовыми клетками морских организмов. Это хорошая модель для отработки фундаментальных проблем. Очень важно научиться управлять превращениями стволовых клеток. Нам кажется, что с помощью выделенных нами активных веществ мы имеем перспективу научиться управлять стволовыми клетками.
- Российских ученых часто упрекают: мало практических разработок… В том числе и потому, что финансирование недостаточно.
- Могу смело утверждать: наш институт работает на мировом уровне. Тем более что мы работаем над многими проектами совместно с зарубежными коллегами.
- Но в мире ежегодно появляются десятки новых лекарственных препаратов, российских разработок - единицы...
- Принципиально новых лекарств в мире каждый год создается не более 20-30. Мы создали четыре разрешенных медицинских препарата, в этом плане у нас производительность ничуть не хуже, чем у крупных центров, которые занимаются разработкой лекарств. Другое дело, что разработка новых медицинских препаратов очень дорого стоит. Например, противоопухолевые препараты - до 250 млн. долларов. У нас есть новые вещества, потенциально способные выступить в качестве кандидата в лекарства, но до клинических испытаний дело пока не дошло, в том числе и из-за финансовых трудностей.
- А есть ли вообще надежда?
- Пока приемлем такой путь: сотрудничать с зарубежными коллегами. В минувшем году наш сотрудник работал в южнокорейском медицинском центре. Изучали действие полученных нами веществ на опухолевые клетки, получили очень интересные результаты.
Кое-что о личном…
- Валентин Аронович, вы так много знаете о самых разных природных соединениях - травы, морские организмы. А для собственного здоровья что применяете?
- Лекарства я вообще редко применяю и только официально разрешенные. Никогда не пользуюсь сомнительными, широко рекламируемыми, особенно которые якобы лечат все. Другое дело - морепродукты! Достоверно зная, какие биологически активные компоненты имеются там, могу уверенно говорить: это отличный источник здоровья и долголетия.