Медведи-дальнобойщики

Маленькая восьмимесячная Машка отчаянно уворачивалась от баллончика с пантенолом, скулила басовито и обиженно. Еле-еле уговорили не закрывать лапами мордочку и дать помазать натертость на щеке. Маша, как все дети, лечиться не любит. Вот побегать по цирку на длинном поводке, получить вкусный подкорм - это же совсем другое дело! Маша - подрастающая звездочка аттракциона Гранта Ибрагимова, который выступает во Владивостокском цирке. Народный артист России работает на манеже с гигантскими медведями-гризли.

8 нояб. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1848 от 8 нояб. 2005

Маленькая восьмимесячная Машка отчаянно уворачивалась от баллончика с пантенолом, скулила басовито и обиженно. Еле-еле уговорили не закрывать лапами мордочку и дать помазать натертость на щеке. Маша, как все дети, лечиться не любит. Вот побегать по цирку на длинном поводке, получить вкусный подкорм - это же совсем другое дело! Маша - подрастающая звездочка аттракциона Гранта Ибрагимова, который выступает во Владивостокском цирке. Народный артист России работает на манеже с гигантскими медведями-гризли.

- Маша у нас бурый мишка, - улыбается он. - Предложили взять медвежонка, я подумал: почему бы не сделать смешанный номер?

- Но ведь обычно в номере все звери однополые? А у вас ведь в аттракционе мужественные медведи...

- Так получилось, - рассказывает Грант Евгеньевич, - что я всегда работал с самцами. Вот мои суперзвезды - Гек и Чук, братья-близнецы, гиганты (2 метра 40 сантиметров и 2 метра 10 сантиметров), Антон, их партнер, - мальчики.  Но когда мы брали в аттракцион Данила, не подозревали, что на самом деле это - Даша. Когда же выяснилась правда, решили не отказываться от артистки, тем более что Даша оказалась просто самородком, удивительно талантливый медведь. Конечно, с опаской мы ждали весны, когда начинается гон, опасались, как подействует присутствие самки. Но, как выяснилось, ничего суперстрашного не случилось. Поэтому Машку мы брали уже без опаски:

Когда молодой спортсмен Грант Ибрагимов пришел в цирк работать акробатом, он не думал и не предполагал, что займется дрессурой. Просто всегда любил животных, поэтому, когда попросили помочь в аттракционе с бурыми медведями, согласился с удовольствием, хотя и приходилось работать ночами.

- А когда стал обдумывать свое будущее  в цирке, подумал: а почему бы и не медведи? - рассказывает Грант Евгеньевич. - Можно сказать, меня судьба направляла. Начинал с бурыми, работал с гималайскими (вот они, кстати говоря, дрессировщика разочаровали: не слишком талантливые звери). А почему решил взять именно гризли - потому что это эффектные, красивые, редкие на нашей арене медведи. И умные.

С медведями Ибрагимов работает уже 30 лет. Не одно поколение животных прошло через его аттракцион.

- Медведи редко доживают до 30 лет, - говорит дрессировщик. - А на манеже работают и того меньше. Но я не спешу отдавать артистов в зоопарк. Стараюсь держать до победного в номере. Не нравится мне тенденция молодых дрессировщиков: чуть только медведь подрос, стал агрессивным - отдать, взять нового. Мой второй медведь - Портос - прожил почти 30 лет, мы его определили на постоянное довольствие в Омском цирке...

Грант Евгеньевич покрыт шрамами - память о косолапых артистах. Медведь - животное коварное, непредсказуемое, нападающее без предупреждения, ждать от него подвоха приходится всегда и везде: во время репетиции, на арене. Хищник, хоть и противопоказано ему мясо (так ученые говорят), сильный, умный. Работать с ним методом кнута бессмысленно, самое главное - еще в детстве дать понять зверю, кто здесь главный, кто вожак. А потом - наблюдать за мохнатыми актерами, не пропустить момент, когда медведь сделает что-то потешное, например. Зафиксировать это, дать понять, что он молодец. Зверь поймет. И повторит.

- Медведь чем уникален? Тем, что он пародирует человека и может выполнить практически любой трюк, - говорит Грант Ибрагимов. - Мы - партнеры, все делаем вместе, если на репетиции учу мишку делать батман, то и сам делаю батман. Не друзья, потому что с медведями это невозможно: Я беру хищника, воспитываю его в добром нраве. Но природа-то заложила в него свое, и рано или поздно оно проявится. Причем тогда, когда я меньше всего этого жду. Поэтому всегда нужно страховаться.

На вопрос о том, не вредят ли мишкам частые переезды, дрессировщик только улыбается: они у меня как шоферы-дальнобойщики, ко всему привыкли. Даже когда морем плывем в Японию, ни аппетита, ни настроения не теряют. И в спячку цирковые медведи не впадают, разве что слегка вялыми становятся зимой, а весной - часто отвлекаются, влекомые зовом природы, в этот период с ними опаснее работать.

- Однако, - хохочет Грант Ибрагимов, - к кормежке они от любой вялости избавляются, да и на арене работают всегда как следует.