Смена караула

Известие о назначении начальником управления ФСБ по Приморскому краю Юрия Алешина ("В" сообщил об этом во вторник) логически продолжило обозначившуюся в последнее время тенденцию. Москва последовательно заменяет руководителей всех правоохранительных структур края, причем не их же заместителями, а "варягами" из других регионов...

3 нояб. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1847 от 3 нояб. 2005

Известие о назначении начальником управления ФСБ по Приморскому краю Юрия Алешина ("В" сообщил об этом во вторник) логически продолжило обозначившуюся в последнее время тенденцию. Москва последовательно заменяет руководителей всех правоохранительных структур края, причем не их же заместителями, а "варягами" из других регионов...

Хроника силовой перезагрузки

Все началось в прошлом ноябре. Виктор Вугляр, возглавлявший Дальневосточное таможенное управление с 2000 года, получил именной пистолет Макарова за хорошую службу, а освободившееся место занял Эрнест Бахшецян, назначенный главой Минэкономразвития Германом Грефом - после реформирования правительства Федеральная таможенная служба стала подведомственна именно этой структуре. Чуть больше месяца назад Греф подтвердил во Владивостоке, что это назначение (а Бахшецян работал в самых различных географических точках Евразии, ближайшая из которых к Приморью - это Сахалин) носит принципиальный характер. "В Москве Бахшецяну доверяют и будут помогать", - заявил тогда Греф, настоятельно посоветовав дальневосточным губернаторам "согласовывать наши кандидатуры начальников таможен автоматически". Вскоре после визита Грефа, как мы знаем, разразились скандалы с таможенными мини-каталогами, переоценившими подержанные японские автомобили.

Настоящая чехарда в Приморском управлении Федеральной налоговой службы тоже началась в ноябре прошлого года, когда Тамара Бутова, возглавлявшая налоговую добрые полтора десятка лет, неожиданно написала заявление "по собственному желанию". И. о. руководителя назначили Михаила Иванова, так и не избавившегося от этих двух букв: в июне 2005 года в результате визита в Приморье главы ФНС Анатолия Сердюкова Иванова сменила Татьяна Жабинская, до тех пор работавшая заместителем начальника управления. Говорили, что эта фигура тоже временная. И правда, уже в июле приказом Федеральной налоговой службы новым исполняющим обязанности руководителя УФНС по Приморскому краю был назначен Сергей Шефатов, долгое время работавший заместителем главного налоговика Волгоградской области.

В феврале 2005 года на должности главного федерального инспектора в Приморском крае Сергея Шерстюка, известного приморцам еще по комсомольской работе, сменил Евгений Авакумьянц - уроженец Туапсе, долгое время работавший в Краснодарском крае, а затем попавший в аппарат полпреда президента в ДВФО Константина Пуликовского. В августе проводили на пенсию председателя краевого суда Виктора Ражева, обязанности которого пока что исполняет его заместитель еще с 1995 года Александр Хижинский (и не факт, что в должности председателя будет утвержден именно он, а не очередная столичная креатура). Далее, в сентябре в Приморье появился новый краевой прокурор - и не кто-нибудь, а Александр Аникин, прославившийся на предыдущем посту прокурора Тверской области своими расследованиями действий тамошних высоких чиновников. Наконец, теперь всю эту плеяду дополнил генерал-майор Юрий Алешин, сменивший на посту начальника УФСБ Валерия Жиляева. Правда, Юрий Николаевич родился в Приморье и долгое время здесь работал, но последние годы службы отдал все же Амурской области и Хабаровскому краю.

Поверить в случайность этих совпадений неимоверно сложно. Чуть ли не единственным исключением пока остается начальник краевого УВД генерал-майор милиции Николай Вачаев. Но по большому счету это тоже "варяг", переведенный в Приморье в январе 2002 года из Красноярского края. Несколько диссонирует с общей картиной и ситуация в Приморском погрануправлении: всем известный генерал-полковник Павел Тарасенко, достигший пенсионного возраста, в сентябре прошлого года уступил свой пост не приезжему силовику, а Владимиру Лакизо, к тому времени уже около двух лет отработавшему заместителем "Пал Палыча". С другой стороны, пограничники сейчас снова вошли в структуру ФСБ, утратив часть своей самостоятельности. Что касается такой силовой структуры, как Тихоокеанский флот, то армия, известно, вне политики. Как, наверное, и управление Госнаркоконтроля.

Система сдержек и противовесов

Почему за Приморье именно сейчас взялись так плотно? Очевидно, что на этот счет существует целый ряд самых разных версий. И не исключено, что отстраивание пресловутой вертикали в нынешних условиях предполагает именно такое развитие событий. Если так, то не исключено, что мы присутствуем при создании нового сценария формирования процесса управляемости.

Как известно, власть в России очень ветвистая и многоуровневая. Высшим должностным лицом края, принимающим решения и несущим ответственность, являлся и является губернатор. Но есть еще и множество территориальных подразделений федеральных органов власти, которые замыкаются напрямую на Москву. Эти структуры неравноценны. К примеру, на должность руководителя управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору без проблем "трудоустроили" бывшего первого вице-губернатора края Федора Новикова. И в других сферах грамотные кадры постепенно дорастают до ранга вторых и первых лиц, что бы мы ни взяли - науку, здравоохранение, образование или "Белый дом". Силовой же блок, играющий гораздо более весомую роль в обществе (недаром соответствующие министры подчиняются напрямую президенту, а не премьеру), на откуп регионам не отдают. Здесь работают иные принципы кадровой работы, хотя вряд ли кому придет в голову усомниться в профессионализме, предположим, заместителей начальника краевого УВД. По всей видимости, Москва опасается того, что местные силовики слишком тесно связаны с местной политической и экономической элитой. Определенные основания для такого взгляда есть. Те же Павел Тарасенко и экс-прокурор края Валерий Василенко после увольнения с погранслужбы и из органов прокуратуры сумели найти применение своему опыту в краевой администрации.

Наверное, заявлять о недоверии со стороны Москвы было бы слишком смело, но повышенное внимание и осторожность федерального центра - налицо. Оно, может, и неплохо. Но есть другая крайность. Если губернатору приходится постоянно выстраивать отношения с новыми силовиками, кандидатуры которых с ним к тому же фактически не согласовывают, то можно ли серьезно говорить о полномочиях высшего должностного лица региона и его персональной ответственности за все, что в этом регионе происходит?