Открытое сердце Марии Баркар

То, что журналист Мария Баркар - человек, как принято сейчас говорить, очень креативный, становится понятно с первых минут знакомства с ней. Фотокорреспонденту "В" она сразу же выдала как минимум пять идей того, как лучше ее сфотографировать, чтобы показать специфику ее работы.

11 окт. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1833 от 11 окт. 2005

То, что журналист Мария Баркар - человек, как принято сейчас говорить, очень креативный, становится понятно с первых минут знакомства с ней. Фотокорреспонденту "В" она сразу же выдала как минимум пять идей того, как лучше ее сфотографировать, чтобы показать специфику ее работы.

Лучший проект - детский

В скором времени в эфире Приморского телевидения появится новая остросоциальная программа "Дома, где живет детвора". Автор и ведущая - Мария Баркар. Все лето она собирала необходимые документы на представление в Москву, чтобы получить под эту программу грант от Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Но для Марии важен не столько факт получения гранта, сколько то, чтобы программа вышла в эфир. Идея нового творения Баркар - рассказать о домах, в которых обитают дети: школы, больницы, интернаты, реабилитационные центры. Но главная роль будет отведена семье, с которой, как известно, все начинается. Первый выпуск посвящен теме усыновления. Вместе с оператором Мария объехала все инстанции, которые этим занимаются, встретила американскую семью, усыновляющую русского ребенка, и несколько владивостокских семей. С этим, кстати, возникли некоторые сложности, ведь в России все еще неохотно раскрывают семейные тайны, особенно если это касается приемных детей. Самым сложным, по словам Маши, было посещение асоциальных семей, т. е. тех, из которых детей забирают и передают в органы опеки.

- Я увидела другой общественный пласт и, признаться честно, была этим шокирована, - говорит Мария. - Теперь я хочу показать это зрителям, чтобы люди знали не только внешнюю оболочку жизни, но и ее изнанку.

Вообще Маша относится к тем людям, которые главным в своей работе считают помощь другим. Телевидение, будучи своеобразным общественным рупором, как нельзя лучше подходит для этих целей.

- Я хочу рассказать людям правду про усыновление, вдруг кто-то посмотрит и решит взять ребенка на воспитание. Даже если это поможет только одному малышу, я уже буду считать свою миссию выполненной.

Наверняка не последнюю роль в желании Маши рассказать про детские заботы сыграло то, что она сама мама двухлетнего Никиты. Материнское сердце всегда чутко реагирует на боль любого ребенка в мире.

- Иногда я себя обвиняю, - признается Мария. - Делаю сюжеты о том, как быть хорошей мамой, а сама при этом ловлю себя на мысли: "А я какая мама?". Вчера работала до семи вечера, сына поздно забрала из детского сада, так он весь вечер плакал от обиды на меня! Славу богу, у меня есть мама, которая всегда на подхвате, огромное ей спасибо.

Возвращение к новому

О своей жизни Мария говорит так: "Все у меня запрограммировано кем-то свыше". Детский сад, школа, факультет журналистики ДВГУ, на последнем курсе которого пришла работать на ПТР. Практически сразу же ее взяли в штат, а через четыре месяца работы провела первую передачу в прямом эфире. Зимой будет семь лет, как она трудится на Приморском телевидении. Сначала делала сюжеты про культуру, потом вела "Местное время" и "Пульс дня". Известность пришла к Марии Баркар именно тогда: шквал звонков и писем сделал ее одной из самых популярных телеведущих Владивостока. Потом Мария на какое-то время с экранов исчезла - ушла в декрет. Говорит, что уходить было не страшно, а вот возвращаться сложно.

- Год назад я пришла в совершенно новую редакцию: незнакомые люди, свои правила, даже техника новая!

Но зрители не забыли свою любимицу, до сих пор звонят в редакцию и говорят, что смотрят только те выпуски новостей, которые ведет Мария Баркар. При этом "звездной болезнью" она не страдает...

- Однажды я пошла на вещевой рынок за костюмом, а продавец удивленно сказала: "Вы же Мария Баркар! Я думала, вы в такие места не ходите!". Но я ведь такой же человек, как и все! Я так же ем, сплю, болею, хожу по магазинам. Кто-то, конечно, может считать меня звездой, но это все из-за моей требовательности: от всех, с кем я работаю, и от себя в первую очередь я требую высшего класса.