Женщина на рыбе

Завтра в галерее Portmay откроется персональная экспозиция приморского художника Евгения Макеева "Глубоко в небе, высоко в море". Выставка включает в себя живопись и графику автора и наиболее полно показывает его творчество за последнее десятилетие.

6 сент. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1813 от 6 сент. 2005

Завтра в галерее Portmay откроется персональная экспозиция приморского художника Евгения Макеева "Глубоко в небе, высоко в море". Выставка включает в себя живопись и графику автора и наиболее полно показывает его творчество за последнее десятилетие.

В искусстве Евгения Макеева царят стихии воздуха и воды, через принадлежащие ему территории движутся потоки, полные рыб и птиц, отражаясь друг в друге, сливаясь, рождая лунатические оттенки синего, голубого, лилового, серого. Персонажи его работ окружены небесным и воздушным океаном со всех сторон -  небо стоит у них в ногах, а море поднимается над головой. А рыбы и птицы на глазах зрителя претерпевают чудесные метаморфозы: рыбы обретают крылья, а птицы - плавники.

Художник  со своими спутниками путешествует без карты. Парящие рыбы и плывущие птицы, женщины и дети на берегу моря, рыбаки, грезящие над водой, мечтатели, созерцающие созвездие Алкоголя, любовники, затерявшиеся друг в друге,  - все эти знаковые образы художника появляются в его работах вдруг, вне всякой концепции, вне рациональной логики, они просто очарованные странники, кочевники небес и воды.

Макеева хочется назвать художником Побережья - и не потому, что он живет на берегу моря. Его творчество рождено и насыщено цветом и движением "ветра и потока". 

Ритм творчества Макеева далек от разработанного на годы вперед плана. Серия "Клаустрофобия" стала, наверное, самым мощным эмоциональным всплеском. Сюжеты этой серии вовсе не изобразительные метафоры, а как раз то, что мы видим: любовники, застигнутые художником в позах, которым позавидовал бы и самый любвеобильный бог Кришна, уносятся в потоке своей неудержимой страсти все дальше и дальше.

Ну а последние работы Макеева, написанные как раз к выставке, несут в себе отблеск Ренессанса - времена и культуры в его понимании вполне умещаются на одном берегу, в стенах мастерской, на поверхности одной палитры. Эти два больших живописных диптиха "Запретный плод" и "Равноденствие", своим библейским Там, где птицы планируют на нерестилище сновидений, художник в автопортрете подобно Чжуан-цзы ловит во сне бабочку, не узнавая самого себя, а в серии "Китайский дневник", полной пряного эротизма, женщины отправляются в плавание на рыбах, оседлав их подобно нежным всадницам, рождая сладкую надежду, что другой берег вполне достижим, если довериться ветру и потоку.