В земле чужой...

Цзян И. "Молчаливый странник в Лондоне", Янвиллем ван де Ветеринг. "Пустое зеркало"

30 авг. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1809 от 30 авг. 2005

Строки Киплинга "Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда" стали сегодня не просто классическими - они живут своей собственной жизнью, оторвавшись от контекста, и каждый раз, когда кто-то хочет подчеркнуть разницу быта, культуры или политики Европы и Азии, он обращается к этим словам...

Да, наверное, сойтись двум столь разным внешне цивилизациям и впрямь сложно. Но это не мешает людям общаться, пытаться понять друг друга и даже построить жизнь в другой стране....

Книги Цзян И, китайского писателя, волею судеб закинутого в Лондон, как сейчас говорят, на постоянное место жительства, и Янвиллема де Ветеринга, год прожившего послушником в дзен-буддийском монастыре, удивительно схожи и в то же время очень разные.

Авторы не просто фиксируют увиденное в чужой стране, поэтому определять жанр как "записки путешественника" было бы неправильно. В каждой книге кроме описания пейзажей, быта и нравов иного мира читатель найдет неспешные раздумья на философские, почти религиозные темы...

Голландец ван Ветеринг рассуждает о сути дзен-буддизма, о поисках смысла жизни: В тоненькой книге, вместившей в себя год жизни, описание быта монахов и нравов Японии середины прошлого века соседствует с поучительными, интереснейшими буддийскими легендами и притчами, собственно самим процессом поиска сатори - взрывных озарений, превосходящих само понимание. Автор ищет просветление, свой путь в жизни, который пролегает именно через дзен: Выгодный плюс книги Ветеринга - отсутствие фанатизма, рекламы дзен. Автор не призывает читателя бегом бежать следом за ним, не вербует сторонников - с юмором и обезоруживающей искренностью он рассказывает, как прожил этот год: Он уважает дзен, монахов, Японию: Но вот любит ли?

Цзян И глубоко и навсегда влюблен в Лондон. Эпиграфом к его книге могли бы послужить слова "Если вам наскучил Лондон, значит, вам наскучила жизнь". Писатель, выходец из богатой и знатной семьи Поднебесной империи, ветром китайской революции он был закинут на берега Туманного Альбиона - и прижился там, как экзотическое растение приживается в суровых широтах: Полюбил Лондон и Англию. Его книга - не стороннее наблюдение, она лишена холодноватой ауры уважения. Нет, "Молчаливый странник в Лондоне" - нежная, утонченная, очень китайская и в то же время, как ни странно, европейская песня - песня о любви к стране, ее ландшафтам, климату, людям: Цзян И не подстроился под европейца, не изменил себе. Он просто сумел вписаться в столь чужую, непонятную жизнь. А вот как сумел - об этом читайте в книге.