Не писатель, не читатель

Известный анекдот про "чукча - не читатель, чукча - писатель" уже давно и нежно любим литераторами. Особенно часто он вспоминается, когда речь заходит о литературных критиках - мол, чукча в данном случае и не писатель, и не читатель. Сам сотворить нечто удобочитаемое и продаваемое не может, вот и над чужими произведениями изгаляется. Причем как прочтет, так обязательно с подвохом напишет, с подвывертом, нет бы оценить мастерство литератора...

23 авг. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1805 от 23 авг. 2005

Известный анекдот про "чукча - не читатель, чукча - писатель" уже давно и нежно любим литераторами. Особенно часто он вспоминается, когда речь заходит о литературных критиках - мол, чукча в данном случае и не писатель, и не читатель. Сам сотворить нечто удобочитаемое и продаваемое не может, вот и над чужими произведениями изгаляется. Причем как прочтет, так обязательно с подвохом напишет, с подвывертом, нет бы оценить мастерство литератора...

Профессия критика популярной никогда не была,  ведь в одном только слове "критика" заложено столько негатива, столько отрицания. Ну-ка, положа руку на сердце, кто из нас любит критику? Пусть даже абсолютно справедливую? То-то же:

А уж если критика попадает в цель: Помните, как рассказывал Жванецкий? Вызывали их в партком во времена советские и укоряли: "Ну что ж вы по больному-то месту?".

Татьяна Иванова в своей полной ехидного сарказма статье "Разрази меня децибел" вспоминала, как недоумевающе и строго вещал в телеэкран некий "маститый" писатель: "Мои книги в библиотеке только под залог паспорта дают, а разные отдельные критики позволяют себе:". Трудно быть "отдельным критиком", не вписывающимся в общую хвалебную струю, очень трудно. 

Не первый год ведя рубрику "Книжный лоцман", тем не менее никогда себя к литературным критикам не относила. Просто правдиво и по мере возможности литературно старалась рассказать читателю, почему мне понравилась или не понравилась та или иная книга. Да, вероятно, мое мнение - всего лишь вкусовщина, но в своих отзывах старалась быть объективной и даже в весьма не понравившемся произведении заметить нечто положительное, буде такое там отыскивалось:

И лишь один звонок читателя: "Да как вы могли так отозваться о Борисе Акунине? Его миллионными тиражами печатают, а вы кто такая?" заставил задуматься над извечной проблемой: а и впрямь, кто же он, литературный критик? Подлый завистник, творческий импотент, годный лишь на освистание чужого труда, или таки волк, санитар леса, та самая щука в море, существующая, дабы карась не дремал?

Писатель - как родитель. Мать и отец одновременно. О слепоте родительской любви написаны тома психолого-педагогических книг. И как ты ни крути, так уж устроила природа: даже самый страшненький, малосимпатичный и не самый умный ребенок для матери и отца - лучший в мире. Законы любви, знаете ли: И для того, чтобы из дитяти вырос добрый хороший человек, они отдают его в школу, где малыша встречает педагог - посторонний, объективно судящий человек, который подметит задатки таланта у ребенка и постарается развить их, но в то же время сможет честно сказать родителям: ваш мальчик неусидчивый, агрессивный, обратите на это внимание, пока не поздно, это можно исправить:

Так и писатель. В своей книге он может видеть недочеты, умом осознавать - да, они есть. Но любить детище будет все так же сильно. А критик: Он тот самый педагог. Тактичный, но справедливый. И к словам его нужно прислушиваться. Ибо большое видится на расстоянии: