Сын полка Хуан

Широта и щедрость русской души не знают границ - ни географических, ни национальных. Пригреть обездоленного ребенка, поделиться с ним частичкой тепла... Примеров бескорыстной доброты россиян найдется немало.

17 авг. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1802 от 17 авг. 2005

Широта и щедрость русской души не знают границ - ни географических, ни национальных. Пригреть обездоленного ребенка, поделиться с ним частичкой тепла... Примеров бескорыстной доброты россиян найдется немало.

Во время боксерского восстания 1900 года в Китае в городе Айгуне, что в 30 километрах от Благовещенска, русские солдаты нашли двух раненых девочек: сестер четырех и семи лет. Губернатор Благовещенска Константин Грибский приказал отправить их в госпиталь при общине сестер милосердия. Младшая девочка умерла, а старшая оправилась от ран и через два года пребывания в общине была крещена в православной вере и получила имя Мария Константиновна Айгунская. Восприемниками были лично губернатор и жена известного золотопромышленника Мария Мордина.

В 1903 году крестная увезла девочку в Санкт-Петербург, где она была определена в Павловский институт, который и окончила через семь лет с золотой медалью.

В том же 1900 году в Южную Маньчжурию в район боевых действий в составе 3-го Восточно-Сибирского полка был направлен капитан Клавдий Абаза, один из основателей Южно-Уссурийского общества любителей садоводства. Во время одного из привалов к костру прибился китайчонок лет четырех. Родных ребенка найти не удалось, и Клавдий Васильевич взял малыша к себе и отправил его домой, в семью, к шести собственным детишкам, где найденыш и воспитывался как родной.

Судьба распорядилась так, что капитан Абаза вскоре был тяжело ранен, вскоре умер и был похоронен на кладбище в Мукдене. Русский воин остался лежать в китайской земле, а усыновленный им желтокожий малыш рос в славянской семье...

Между прочим, истории, связанные с усыновлением китайских детей, есть и во Владивостоке. Во время русско-японской войны девятилетний сирота Хуан Гуй Ху был определен сыном Борисоглебского пехотного полка.

В 1909 году в Тамбове мальчик был крещен в полковой церкви и получил имя Сергей Александрович Борисоглебский.

В документах Государственного архива Приморского края находятся упоминания о том, что, несмотря на многочисленные переформирования и активное участие в военных действиях, полк никогда не забывал про своего приемного сына: мальчик окончил Симбирское коммерческое училище в 1916 году (в его аттестате преобладали отличные отметки, большую склонность Сергей проявил к словесности, немецкому и французскому языкам) и обратился с прошением к дирекции Восточного института с просьбой принять его учиться: "Избрав, по убеждению, Восточный институт, я надеюсь преодолеть все трудности... Чувствуя призвание в изучении восточных языков, я хочу потом приложить все свои слабые силы к великому делу сближения России с Китаем. Я хочу отблагодарить Россию, в частности, полк, за попечение и заботы обо мне...".

В 1922 году Сергей Борисоглебский окончил Восточный институт во Владивостоке, причем в 1919-м здесь же, на берегах Тихого океана, он женился на Татьяне Никольской.

К сожалению, революция и советская власть внесли свои коррективы в планы русского китайца. После 1922 года никаких следов Сергея Борисоглебского отыскать не удалось...