Дело литераторов, или Как журналистов за правду судили

Это было больше века назад. Выездное заседание Иркутской судебной палаты, проходившее во Владивостоке, вызвало нешуточный интерес публики. На скамье подсудимых оказались журналисты, в числе которых - главный редактор газеты "Владивосток"...

17 авг. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1802 от 17 авг. 2005

Это было больше века назад. Выездное заседание Иркутской судебной палаты, проходившее во Владивостоке, вызвало нешуточный интерес публики. На скамье подсудимых оказались журналисты, в числе которых - главный редактор газеты "Владивосток"...

Редактор-издатель "Владивостока" Николай Ремезов и журналист Николай Матвеев привлекались к суду, как сейчас говорят, по делу о защите чести и достоинства. Военный губернатор Приморской области Николай Чичагов посчитал стихотворение, сочиненное Матвеевым и опубликованное во "Владивостоке" во время подавления боксерского восстания в Китае, оскорблением русской армии.

Генерал Чичагов возглавлял один из отрядов, участвовавших в подавлении мятежа и наведении порядка в городе Нингуте, за что благодарные жители городка поставили генералу памятник: один у себя, а второй отправили во Владивосток (ныне памятник можно увидеть у входа в здание международного выставочного центра музея имени Арсеньева). И его до глубины души возмутил монолог героя стихотворения - отправляющегося в Китай и обещающего любимой, что "шубу соболью с плеча мандаринского он для нее привезет; свой боевой чемодан скоро пришлет ей, плотно наполненный массой серебряных лан... Много за душу ее одинокую душ он китайских намерен  сгубить...".

Журналисты себя виновными не признали. Ремезов заявил, что в стихотворении нет ни слова об армии, лично же его отношение к доблестным воинам выражено в передовой статье газеты, где нашим солдатам желали скорейшей победы.

Матвеев подтвердил, что речь в стихотворении идет о мародерах, а не о солдатах, что далеко не одно и то же. Кроме того, сообщения о мародерстве неоднократно публиковались в газетах.

Суд, рассмотрев дело, журналистов, признал их невиновными.

Второе "дело литераторов", рассмотренное в тот же день, касалось газеты "Дальний Восток". Главный редактор "Дальнего Востока" Виктор Панов 103 года тому назад, 7 августа 1902 года, обвинялся в публикации заметки, вычеркнутой цензором.

Суть дела такова. Порт Посьет изрядно страдал от хулиганов, регулярно оскверняющих непотребными надписями стены общественной купальни. Ответственный за соблюдение порядка капитан Филимонов, не выдержав безобразия, расклеил в поселке объявления: пойманные на месте преступления хулиганы будут подвергнуты позорной порке, а все добропорядочные жители Посьета должны помочь наведению спокойствия в районе купальни.

Именно заметку об этом событии и вычеркнул цензор. Панов заметку все же опубликовал. И виновным в суде себя не признал, объяснив, что по сути просто перепечатал уже опубликованный документ - объявление капитана Филимонова, а поступок цензора - чистое самодурство. "Подписка, - сказал Виктор Ананьевич, - это единственный бюджет существования газеты, а подписчики у газеты бывают только тогда, когда она интересна и злободневна". И добавил, что готов сесть на скамью подсудимых ради интересного материала.

Иркутская судебная палата доводам редактора не вняла и оштрафовала Панова на 25 рублей.