Как живете, караси?

Черемуха уже давно отцвела, а вместе с ней закончился и тот безудержный, бешеный жор карася, которого заядлые рыбаки ждут всю зиму, а потом рассказывают правдивые байки о фантастических уловах и о фантастических же размерах этой сладкой рыбы. Сезон этот кратковременный: насытившись после голодной зимовки, карась, конечно, и летом "покупается" на различные привады и хитрости, но как-то вяло, без майского "энтузиазма". Практически везде, но только не на Лиснеровских прудах, уже с десяток лет исправно гарантирующих рыбакам Октябрьского района, соседнего Уссурийска, гостям из других сел и поселков Приморья полноценный улов. Вот и 15-летний Семен Акулинчик уже не раз в этом году на своем велосипеде торил 10-километровую дорогу от Галенок до прудов и обратно.

12 июль 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1782 от 12 июль 2005

Черемуха уже давно отцвела, а вместе с ней  закончился и тот безудержный, бешеный жор карася, которого заядлые рыбаки ждут всю зиму, а потом рассказывают правдивые байки о фантастических уловах и о фантастических же размерах этой сладкой рыбы. Сезон этот кратковременный: насытившись после голодной зимовки, карась, конечно, и летом "покупается" на различные привады и  хитрости, но как-то вяло, без майского "энтузиазма". Практически везде, но только не на Лиснеровских прудах, уже с десяток лет исправно гарантирующих рыбакам Октябрьского района, соседнего Уссурийска, гостям из других сел и поселков Приморья полноценный улов. Вот и 15-летний Семен Акулинчик уже не раз в этом году на своем велосипеде торил 10-километровую дорогу от Галенок до прудов и обратно.

Лиснеровскими пруды называют по фамилии братьев Лиснер - Василия и Ивана Ивановичей, этнических немцев, уже в зрелом возрасте приехавших в Октябрьский район из Киргизии. Занимались они сначала розничной торговлей в Струговке, где и жили, а когда поднакопили деньжат,  Василий насел на Ивана - давай займемся рыборазведением. Василий в Киргизии работал на таких предприятиях и дело хорошо знал. Иван, кстати, председатель районного общества инвалидов, чувствовал, что огребет с этими прудами проблем выше головы, но с братом согласился. А раз решили, то окунулись в свою затею со всей немецкой настырностью и педантичностью.

На практике это выглядело так: выбрали подтопляемый участок поймы на реке Крестьянке, ближе к устью, где никогда не было сельхозугодий, загнали экскаваторы, нарыли котлованов, устроили водосборы и водосбросы, завезли малька, в основном карася и сазана, из Лучегорского водохранилища и:

Жить-поживать да добра наживать у Лиснеров не получилось, потому что успешно вписаться в российскую действительность  90-х годов было почти невозможно. То налоговики придавят так, что продай все до последней икринки, а все равно останешься должен; то как-то приехали иные собиратели дани и, требуя доли, продержали Ивана Ивановича в воде полдня; то в 2000 году случился великий потоп, и через водосбор ушло в Крестьянку около 30 тонн рыбы; то металлисты утащили трубы с водосборов, а потом и вовсе выяснилось, что наладить устойчивую реализацию карася в Приморье весьма трудно - не та ментальность. Да и Ханка завалила своей рыбой все прилавки Владивостока и ближайшего Уссурийска. Только рыбаки и давали кое-какой доход.

С этими незавершенными трудами и планами ушел из жизни Василий, а Ивана, которому уже давно за шестьдесят, потянуло на историческую родину. В прошлом году, передав свое рыбное дело местным соратникам, отбыл в Германию, где его уже дожидались жена, трое детей и девять внуков - вот какой  корень Россия потеряла.

Лиснеровские пруды так и остались малодоходным предприятием - малый, а тем более крупный опт, не пошел, да и вряд ли пойдет.

- У нас не Европа и не Япония, - говорит Василий Семенович Саенко, в прошлом профессиональный строитель, ныне с весны живущий на прудах на постоянной основе и исполняющий обязанности и билетера, и вахтера, и рыбоохранника. - Наши хозяйки не бегут в 5-6 утра за свежей рыбкой. Вот рыбаки кое-какую копейку дают.

"Входной билет", между прочим, стоит всего лишь 50 рублей на день. И лови, только непременно удочкой, сколько сумеешь. Сейчас, в межсезонье, берут по полтора-два десятка добрых, откормленных карасей  - по 500-600 граммов, а размером - хвост из обычной  сковородки вываливается. На днях особо удачливый рыбак вытащил килограммового карася - специально взвешивали. Многие остаются здесь на ночь: раскидывают палатку и ждут утренней зорьки, особо уловистого времени. Водятся здесь змееголов, сомики, другая рыба, а к осени "проснется" сазан - сейчас он снулый и ленивый, на крючок не берется. Впрочем, под заказ Василий Семенович может забросить и сетку.

...В тот день, точнее, утро, до полудня Семен Акулинчик вытащил 15 карасей и засобирался домой. На выезде из хозяйства мы его и встретили. Говорит, что угостит сестру Свету и бабушку Татьяну Сергеевну. Доволен рыбалкой он остался вдвойне, потому что в этот раз с него плату за "вход" не взяли - постоянный клиент, объяснили. Своего рода фанат рыбалки, а таких здесь уважают.