Публика приносит вдохновение

С той первой минуты, когда он услышал звук органа, с мальчишеских лет, Алексей Паршин принялся решительно воплощать в жизнь мечту – играть на органе. Его поддерживали не только родные, но и педагоги, в то время орган в консерватории был только второй специальностью, и Алексей Александрович осваивал две специальности одновременно - пианиста и органиста в классе Леонида Ройзмана.

17 июнь 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1769 от 17 июнь 2005

Алексей Паршин с детских лет мечтал играть на органе

С той первой минуты, когда он услышал звук органа, с мальчишеских лет, Алексей Паршин принялся решительно воплощать в жизнь мечту – играть на органе. Его поддерживали не только родные, но и педагоги, в то время орган в консерватории был только второй специальностью, и Алексей Александрович осваивал две специальности одновременно - пианиста и органиста в классе Леонида Ройзмана.

Глубокая любовь к музыке, упорство, талант и ежедневный труд – это составляющие любого успеха, считает профессор Московской консерватории имени Чайковского, член Почетного комитета Ассоциации друзей органа Базилики Нотр-Дам в Валансьен Алексей Паршин.

- Алексей Александрович, вы редко гастролируете, но уже второй раз приезжаете во Владивосток и планируете поездку в октябре…

- Во Владивостоке мне все нравится: хозяева собора, с большой любовью и знанием дела организующие концерты, публика – очень деликатная, восприимчивая, понимающая, нравится инструмент, хотя он и цифровой, но при должном подходе на нем можно создавать красивую, яркую музыку. Если это получилось, я очень рад.

- Важна ли вам реакция публики?

- Увлечь аудиторию – важнейшая, возможно, цель любого исполнителя, а вот как найти контакт - зависит от музыканта и слушателя. Любой концерт – творческий акт, в котором участвуют не только исполнитель, но и композитор, музыка которого исполняется, и слушатель, происходит взаимообмен. Если контакт есть, это дает силы, озарение, вдохновение, приходят в голову новые идеи, которые потом уже пускаются в ход. Я же учитель,  должен делать выводы из своего концерта, учиться сам и передавать знания ученикам. Впрочем, когда сажусь к инструменту,  мне хочется просто хорошо сыграть, улететь на крыльях музыки.

Подбирая программу концерта, всегда руководствуюсь только собственными желаниями и предпочтениями. Нелюбимую музыку стараюсь не играть.

- Удивительно, но на ваши выступления приходят дети, а ведь органная музыка не самая легкая для восприятия.

- Ничего удивительного. В свое время я вел в Государственном центральном музее имени Глинки детский абонемент: так вот, порой сложные вещи, кстати, казалось бы, предназначенные для взрослых, при соответствующих подаче и исполнении воспринимались детьми очень легко, очень ясно.

Недавно ко мне пришла ученица, молодая девушка, и рассказала, что влюбилась в орган именно на тех абонементах. Значит, не напрасно работал, если кто-то решил пойти по моим стопам.

Верю, что от меня и моих учеников зависит, будет ли развиваться органная музыка, не станет статичной, чересчур академичной…

- Вы ведь исполняете даже детские песенки на органе?

- А почему нет? Если это сделано со вкусом? Мы же едим конфеты периодически, не только серьезное мясо…

Для меня не существует слов «никогда не стану этого играть». Есть вещи, которые сейчас мне кажутся невозможными для исполнения, но это не значит, что через год или месяц я не передумаю.