Слаще ореха

Главная сладость любой художественной книги – выдумки по сути – заключается, если позволите, в возможности чуда. В возможности поверить в то, что где-то существует мир, придуманный автором. Мир, в котором живут герои книги и куда можно попасть… Именно за эту сладость мы любим хорошие книги…

31 май 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1759 от 31 май 2005

Люк Бессон - «Артур и минипуты». Сергей Седов - «Сказки». Сергей Козлов - «Львенок и Черепаха»

Помните, как некрасовский дядюшка Яков уговаривал ребятишек купить книжку?

«Мальчик-сударик,
Купи букварик!
Букварь не пряник,
А почитай-ка,
Язык прикусишь...
Букварь не сайка,
А как раскусишь,
Слаще ореха!».

Главная сладость любой художественной книги – выдумки по сути – заключается, если позволите, в возможности чуда. В возможности поверить в то, что где-то существует мир, придуманный автором. Мир, в котором живут герои книги и куда можно попасть… Именно за эту сладость мы любим хорошие книги…

Приохотить нынешних юных граждан к чтению не так просто. Привыкшие к ярким цветным образам, живущим на экране телевизора, компьютера, кинозала, дети могут и не впечатлиться строгим набором букв без картинок. А та самая сладость чтения – она ведь не с первой строчки появляется. Может быть, именно поэтому книги для детей, написанные в последние годы, ставят во главу угла завлекательный, динамичный, как правило, сказочный сюжет? «Ужасные опасности и страшные приключения» - как в поминаемом по делу и без «Гарри Поттере» или новой книге Люка Бессона о мальчике Артуре… Книга неплоха – налицо все составляющие того, что в перспективе может стать хорошим фильмом (не потому ли почти все глаголы здесь – в настоящем времени: «Артур бежит… Бабушка прячет… Артур осторожно выбирается…»?): новый мир – поле для создания спецэффектов, мораль - предстоящее торжество добра над злом, быстрое действие… Все в «Артуре и минипутах» присутствует. Но очароваться книгой, влюбиться в героя, поверить в его реальное существование – нет, почему-то не удается. Возможно, мешает та самая просчитанность, вероятность будущей экранизации, выверенность коммерческого успеха? Может быть… Заметят ли ее маленькие читатели? Думаю, да. Дети улавливают фальшь даже в микродозах. А в «Артуре и минипутах» эта самая микродоза присутствует…

В отличие, к счастью, от книг двух Сергеев – Козлова и Седова. Добраться до сладости «Львенка и Черепахи» и сказок о мальчике Леше, который умел превращаться, во что захочет, войти в мир героев, стать там своим читателю удастся очень легко. Да, разумеется, «Львенок и Черепаха» и сказки Седова нацелены на разный возраст – двухлетка с восторгом выслушает историю о приключениях Черепахи, Львенка, Зайца, злого крокодила, попросит 150 раз спеть вместе с ним «дил-дил плывет» и собственноручно пролистает каждую картинку, а вот глубина сказок о мальчике Леше будет ему еще недоступна: здесь требуется более зрелый, извините за оксюморон, юный читатель. Лет примерно пяти - восьми.

Но суть не в этом. В каждой из этих книг живет главное: уважение к ребенку. Вести разговор с читателем, как с равным, без сюсюканья, заигрывания или явного морализаторства, менторства, найти верную интонацию, ту хрупкую грань, за которой читатель распознает фальшь, очень сложно. И удается это сделать только тем писателям, которые не задумываются сразу же о коммерческом успехе своей книги.

Мораль, все то же торжество добра над злом, необходимость быть смелым, честным, уметь дружить, не только брать, но и отдавать, любить людей и быть готовым прийти к ним на помощь – прописана и в сказке Люка Бессона, и в книгах Козлова и Седова. Но почему же в «Артуре и минипутах» она лезет наружу, как сироп из слишком сильно пропитанного бисквита, а в «Львенке…» и сказках Седова – кроется в глубине, как ядрышко в самом сладком орехе? Думаю, ответ вы знаете…