От Доброфлота к FESCO

В эти дни крупнейшая судоходная компания, работающая под флагом России - ОАО «ДВМП», - отмечает свое 125-летие. Отсчет времени пошел с того дня, когда в Золотой Рог вошел пароход «Москва», а во Владивостоке было создано агентство Доброфлота. Основные празднования руководство компании решило приурочить к Дню моряка - 3 июля. Однако именно сегодня есть повод вспомнить о том, как все начиналось.

27 апр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1742 от 27 апр. 2005

Рейс длиною в 125 лет

В эти дни крупнейшая судоходная компания, работающая под флагом России - ОАО «ДВМП», - отмечает свое 125-летие. Отсчет времени пошел с того дня, когда в Золотой Рог вошел пароход «Москва», а во Владивостоке было создано агентство Доброфлота. Основные празднования руководство компании решило приурочить к Дню моряка - 3 июля. Однако именно сегодня есть повод вспомнить о том, как все начиналось.

- Решено, господа! Во Владивосток направляем «Москву»!

Этими словами 23 января 1880 г. завершил председательствующий заседание Общества содействия русской торговле и промышленности, которое контролировало работу правления Добровольного флота. Об этом решении немедленно уведомили Одессу, где заканчивался ремонт парохода, и Владивосток.

…Шел апрель 1880 года. Порт, удобно спрятавшийся от штормовых ветров на берегу Золотого Рога, второй день жил в нетерпеливом ожидании. В январе губернатор Приморской области получил уведомление о том, что распоряжением министерства финансов недавно учрежденное Общество Добровольного флота определяется главным перевозчиком почтовых отправлений и казенных грузов из центральной России в порты Тихого океана. 26 февраля капитан порта Владивосток получил из Одессы уведомление о выходе во Владивосток парохода Доброфлота. И дальневосточники с нетерпением стали дожидаться судна пароходной компании, которая своим созданием была обязана только что прошедшей войне.

Очередная Балканская война, которую вели в 1876 - 1879 годах Россия и Турция, привычно грозила втянуть в нее союзницу Турции - Британию. Угроза английского вмешательства была вполне реальна. Эскадры английских крейсеров уже сосредоточивались вблизи российских берегов на Балтике и Средиземноморье. Экспедиционный корпус готовился к посадке на морские транспорты и переброске на Балканы. Не была застрахована от нападения и наша далекая окраина. Срочно усиливалась береговая оборона Владивостока, а для гражданского населения стали строить на Первой Речке бараки, где можно было переждать обстрел с моря.

Столкновение с Англией казалось настолько близким, что путешественник, подполковник генерального штаба Николай Пржевальский, который готовился к экспедиции в Тибет, записывал в дневнике: «Люди и снаряжение к выходу готовы. Но куда придется идти мне, на Дунай или Брамапутру?».

Тогда-то российское правительство и решило намекнуть «владычице морей» об уязвимости ее океанских коммуникаций.

В начале 1878 года был объявлен сбор добровольных пожертвований на приобретение для России нескольких быстроходных пароходов, которые могли быть быстро превращены в океанские рейдеры. Все дальнейшее содержание судов морское министерство брало на себя. Командный состав и экипаж должны составлять военные моряки. Патриотически настроенное купечество, успевшее нажиться на Балканской войне, охотно вносило деньги, и уже в 1878 году были куплены четыре больших парохода. А так как они были приобретены на добровольные пожертвования, то и новая пароходная компания, находящаяся в фактической собственности правительства, получила название Добровольный флот.

Нижний Новгород, 1899Но война (в ее боевых действиях на море успел отличиться лейтенант Степан Макаров, создав новый класс боевых судов - торпедные катера) окончилась. С Англией, к счастью, воевать не пришлось, надобность в рейдерских операциях отпала, а для них пароходы и покупались. Поэтому в 1879 году было образовано Общество Добровольного флота - государственная коммерческая организация, служащая целям развития русской морской торговли. На морских путях существовала давняя ниша - регулярные рейсы на русский Дальний Восток, связи с которым практически не было. Даже казне приходилось обращаться к иностранным судовладельцам, платя дорогущий фрахт. И Общество Добровольного флота взяло на себя задачу – связать центральную Россию с ее далекой окраиной. Свои имена пароходы получили в честь тех городов, на чьи  деньги они приобретались: “Петербург”, “Москва”, “Нижний Новгород” и  “Россия”. Позднее к ним присоединился и “Владивосток”. Правда, наш был поменьше. Местные негоцианты были победнее, да и работать пароход должен был на прибрежных линиях, с заходом в устье Амура.

Уже в июне 1879 года совершил пробный рейс на Дальний Восток “Нижний Новгород”. Отрабатывалась доставка казенных генеральных грузов для далекой окраины: по линии военного и морского министерств - мундирных материалов 2588 пудов, по линии министерства внутренних дел - имущества 45558 пудов, в том числе ржи для каторжных поселений Сахалина - 38 502 пуда.

Ссыльнокаторжных на борту было 600 человек.

Опыт прошел успешно, и руководство компании решило поставить на новую товарно-пассажирскую линию два наиболее быстроходных судна.

50 пудов игральных карт

В первый регулярный рейс, который частично оплатили фрахтователи – московские чаеторговцы Зензиновы и Бутины, по решению правления общества был отправлен лучший пароход - “Москва”. На него пришел новый командир лейтенант Чириков, уже совершавший рейсы на Дальний Восток. Правда, на боевых кораблях.

Вместе с ним в первый рейс отправлялся к новому месту службы агент общества во Владивостоке Есипов. На коммерческом причале стало тесно от подвозимых на судно грузов. Одесские биндюжники едва успевали оборачиваться. Непрерывной вереницей сновали по трапам грузчики. В трюма парохода спешно грузили товар для владивостокских торговых фирм. Чего только не было в ящиках и тюках! Ткани из Лодзи и ситцы ивановских фабрик, парфюмерия Брокара и знаменитые конфеты от Абрикосова. Особого присмотра требовал заказ владивостокского Морского собрания - “карты игральные, 51 пуд”.

Казенный груз был гораздо скромнее - 10 000 пудов ржи для распределения между ссыльнопоселенцами.

24 февраля 1880 года судно покинуло Одессу. На чистую воду пришлось выходить по прорубленному во льду каналу. Зима оказалась на редкость суровой. Но зато дул попутный ветер, и до Турции пароход прошел под парусами. 4 марта судно прошло через Суэцкий канал, и от Порт-Саида “Москва” начала необъявленное соревнование в скорости с английским пароходом “Лондон Кастл”. В Сингапур она пришла на день раньше англичанина. У британских «чайных» пароходов появились серьезные конкуренты.

«Москва»! Как много в этом звуке...

14 апреля (по старому стилю) встречать “Москву” высыпал весь Владивосток, который пока еще считается только портом, но уже через две недели будет возведен в степень города, равного по рангу Кронштадту, и получит своего первого собственного  военного губернатора контр-адмирала Фельдгаузена.

На вновь прибывших, ожидавших восточной экзотики, город произвел двойственное впечатление: “Нет, не чувствуешь в этом городе, что находишься за 13 тысяч верст от центра российской цивилизации. Ничто не отличает его от других губернских городов России. Разве что манзовский рынок, на котором в редкие дни, когда их отпускают, гуляют матросы, порой за несколько часов пропивая не только все жалованье, но и одежду; да еще одно - здесь  нет каланчи и жандармов”.

И потребуется еще долгих 20 лет, пока город обзаведется и тем, и другим.

Но вернемся к нашему пароходу. С помощью военных моряков “Москву” разгрузили за пять дней. Все спешили прийти на помощь. Ведь впервые письма и российские газеты владивостокцы получили всего через два месяца, а не на следующий год. И ни одно не пропало. Радости не было предела. Портовые власти закармливали офицеров торжественными обедами, в церкви отслужили молебен “О путешествующих”. И когда дьякон возгласил: “Споспешествуй и ныне рабам твоим, путешествовати хотящим, от всякого избавляя их злого обстояния”, женщины прослезились.

18 апреля, дав три прощальных гудка, “Москва” покинула гостеприимный порт.

От Бунина до Попова

Начались регулярные летние рейсы, связавшие Владивосток с Одессой. Но разгружались “добровольцы” уже в бухте Диомид, где глубины позволяли подходить к берегу. А с появлением в порту ледоколов “Силач” и “Надежный” навигации стали круглогодичными.

Многое повидали за годы своего существования пароходы Добровольного флота. Они перевозили тысячи каторжан и сотни переселенцев.

Доставленные ими грузы стали измеряться миллионами тонн. В их каютах прибывали к месту службы офицеры и чиновники. Лейтенант Петр Шмидт после Владивостока шесть лет будет командовать пароходами общества. Иван Бунин после круиза на “добровольце” оставил нам рассказы “Сны Чанга”, “Пароход “Саратов”, “Сто рупий”. Плаванию Антона Павловича Чехова на пароходе “Петербург” мы обязаны его появлению в нашем городе. Потом в декабрьском номере суворинского “Нового времени” появился грустно-прекрасный рассказ “Гусев”, описывающий плавание. И рейсам пароходов Доброфлота посвящена ставшая народной песня “Раскинулось море широко”. Настоящее название этого стихотворения “Смерть кочегара на Красном море”. А какие известные имена среди владивостокских представителей Доброфлота! Контр-адмирал Терентьев, один из основателей морского училища и Общества изучения Амурского края. Контр-адмирал Троян, первым проложивший торговый путь в Восточную Арктику. Последний романтик парусного флота - писатель и капитан Лухманов…

Внесли свой вклад в развитие техники пароходы “Россия” и “Европа”. На них проводил свои опыты по радиосвязи Александр Степанович Попов. Во время одной радиопередачи было обнаружено явление отражения радиоволн - радиолокация.

Дважды напоминала мирным перевозчикам об их боевом назначении война. В 1905 году четыре парохода Добровольного флота - “Рион”, “Терек”, “Дон” и “Кубань” - были переоборудованы во вспомогательные крейсеры и провели в Тихом океане рейдерскую операцию. Ими было уничтожено несколько судов с военным грузом для Японии.

А пароходу “Колыма”, который русско-японская война застала во Владивостоке, пришлось стать первым русским “авианосцем”. Он был передан в распоряжение 1-го Восточно-Сибирского воздухоплавательного батальона, и с его палубы поднимались воздушные шары с офицерами-наблюдателями.

В первую мировую войну пароходы Добровольного флота доставили из Владивостока во Францию бригады русского экспедиционного корпуса. Они пришли на помощь изнемогавшей под ударами германцев французской армии. Благодаря русским солдатам в ту войну Париж не пал.

В первую мировую войну только Тихий океан не попал в сферу подводной войны, объявленной Германией. Доброфлот перевез основную часть поставок для России из портов Америки, Австралии и Японии. Случалось, перевозил и попутный груз, принося доход российской казне. Пришла февральская революция, и на его судах в Россию потянулись политэмигранты. Прилично одетые люди, за годы эмиграции овладевшие английским и французским, а иногда еще и немецким, возвращались на родину с десятком чемоданов. Они вернулись, и покинуть Россию пришлось другим…

Но это уже совсем другая история…