Не просто буквы

Ксюше два года. В доме, где она растет, книги повсюду – на полках, стеллажах, на столе, тумбочке у кровати. И у детской кроватки тоже. Вечерами, перед сном, папа или мама читают Ксюше вслух «Илиаду», «Евгения Онегина», «Сказки Матушки-гусыни», Самуила Маршака или стихи о Вилли-Винки, который «ходит и глядит: кто не снял ботинки, кто еще не спит»… А днем няня берет Ксюшу на руки и вместе с ней открывает большую разноцветную книжку: «У меня зазвонил телефон…».

26 апр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1741 от 26 апр. 2005

Что читать ребенку

Ксюше два года. В доме, где она растет, книги повсюду – на полках, стеллажах, на столе, тумбочке у кровати. И у детской кроватки тоже. Вечерами, перед сном, папа или мама читают Ксюше вслух «Илиаду», «Евгения Онегина», «Сказки Матушки-гусыни», Самуила Маршака или стихи о Вилли-Винки, который «ходит и глядит: кто не снял ботинки, кто еще не спит»… А днем няня берет Ксюшу на руки и вместе с ней открывает большую разноцветную книжку: «У меня зазвонил телефон…».

Детская книга. Книга для детей. Сама необходимость существования узкоориентированной детской литературы – вещь довольно спорная. Искусственно облегченная литература, литература-light с целью «адаптации для детей» - есть ли в ней смысл? На мой взгляд, весьма сомнительный. Настоящая литература дойдет до сердца и разума человека в любом возрасте, ведь мозг – не желудок, которому до года нужна только протертая пища. Настоящий писатель пишет в первую очередь для человека, а не для тинейджера, пятилетки или старика. Именно поэтому так трудно определить: «Подросток» - это для кого? «Мцыри»? «Белый клык»? Да та же история Жилина и Костылина – она для взрослых? Или для детей?

Конечно, к детскому чтению – если уж писатель решил, что его книга непременно для юных, - следует подходить ответственно. Дети раскусывают подделки быстрее взрослых. Может быть, поэтому прилавки книжных магазинов ломятся от ярких книг, а читатели требуют то, что уже оценили, что настоящее?

В три года, конечно, малыш вряд ли поймет все тонкости переживаний героя, положим, Лермонтова. «Мойдодыр» ему, несомненно, ближе. Но красота речи, ее строй, рифма, ритм заворожат, если «Мцыри» будет прочитан правильно.

В пять лет, начав сам читать, ребенок почти наверняка быстро закроет взятую с полки «Анну Каренину» - да те же мелкие буквы утомят глаза. История про Элли и Тотошку будет интереснее.

А вот в семь… В семь лет нынче мало кто читает только букварь. Семилетние дети сегодня в состоянии освоить довольно толстую книгу о приключениях Гарри Поттера или захватывающие рассказы о животных Сетон-Томпсона. Да и вряд ли мама станет покупать первокласснику тоненькие брошюрки из серии «Моя первая книжка». В этом возрасте к нему придут Астрид Линдгрен, Андерсен, стихи Некрасова про железную дорогу…

Книга должна расти вместе с человеком. «Гарри Поттер» в девять лет – это нормально. Но только «Гарри Поттер» или Филипп Пулман, или Дмитрий Емец в 14 – уже повод для раздумий. Почему за это время к человеку не пришли Санька и Катя из «Двух капитанов», Сашура из «Дорога уходит вдаль», Джерри из «Моя семья и другие звери», капитан Блад, суровые герои Джека Лондона, да тот же Илюша Обломов, в конце концов? Почему мы думаем, что его мозги не должны трудиться, а душа – взрослеть?

Ничего плохого в Гарри Поттере нет, его и взрослые читают с удовольствием, но можно ли видеть в радуге только один цвет, не замечая остальных?

В какой момент ребенок – вместе с мамой, бабушкой или папой – должен переходить от одного этапа книжного взросления к другому? Мне кажется, что с младых ногтей не стоит делить литературу на «детскую/недетскую». Помню, мама подзывала меня к себе и зачитывала мне, шестилетней, вслух понравившиеся куски из тех книг, что читала сама. Я не все понимала. Но слушала ее с восторгом. И знала, что скоро сама прочту их.

Отнюдь не призываю обходить стороной полки с книгами, изданными специально для детей. Яркие, красивые, внешне привлекательные, они выполняют свою функцию приманки, вовлекая малыша в мир художественной литературы. Но искусственно обеднять этот мир тоже не нужно.

Пусть душа человека учится сострадать не только борющемуся с Волан-де-Мортом Гарри, но и некрасовской Саше, которая плакала, как лес вырубали, или лермонтовскому Мцыри.

На полке маленького человека должно стоять очень много книг. Самых разных. В том числе попавших туда со «взрослых» стеллажей. Пожалуй, это единственное условие, при котором чтение будет не просто складыванием букв в слова.