Тычет в книжку пальчик,или Уроки семейного чтения

Больше года назад корреспондент «В» Анастасия Крестьева рассказала читателям историю молодой пары - мужа и жены, которые просто подкинули своего ребенка чужим людям. Ну некстати он им был, не вовремя родился, не достигли еще родители той степени материального благополучия, когда можно заводить детей… Вот и подкинули, ну не убили же, не закопали, отдали в хорошие руки - с потрясающей наивностью рассуждала молодая мать, согласившаяся поговорить с журналистом… Знаете, на что обратила внимание Анастасия Крестьева, побывав в доме у горе-родителей? Во всей квартире не было НИ ОДНОЙ книги. Даже газеты или журнала. Нет, лукавлю. Была одна. На кровати лежала «Камасутра».

12 апр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1733 от 12 апр. 2005

Больше года назад корреспондент «В» Анастасия Крестьева рассказала читателям историю молодой пары - мужа и жены, которые просто подкинули своего ребенка чужим людям. Ну некстати он им был, не вовремя родился, не достигли еще родители той степени материального благополучия, когда можно заводить детей… Вот и подкинули, ну не убили же, не закопали, отдали в хорошие руки - с потрясающей наивностью рассуждала молодая мать, согласившаяся поговорить с журналистом… Знаете, на что обратила внимание Анастасия Крестьева, побывав в доме у горе-родителей? Во всей квартире не было НИ ОДНОЙ книги. Даже газеты или журнала. Нет, лукавлю. Была одна. На кровати лежала «Камасутра».

Хотим мы того или нет, но в России уже выросло в принципе не читающее поколение. Нет, в школе складывать буквы в слова их научили. Может, правильнее будет назвать их «некнижными»? Они прошли мимо Пушкина и Окуджавы, Чуковского и Маршака, «сказок Матушки-гусыни» и Пеппи Длинныйчулок, они не могут продолжить строчки «скачет сито по полям» и «там королевич мимоходом пленяет грозного царя», не знают, что такое «кочерга за кушаком»…

Возможно, кстати, что в домах их родителей все же водились книги. Как знак финансового благополучия, например. Но когда ползающий грудничок тянулся ручонкой к полке с яркими обложками, его преследовал рев матери или отца: «НЕ ТРОГАЙ!!! Порвешь!». А уж если в попытке изучить детскую книгу, подаренную, например, гостями, малыш надрывал страницу, что следовало? Конечно, по попе и все то же: «Не трогай, порвешь!». В ответ же на «почитай, мама!» слышалось: «Отстань! Я устала».

Это печальная правда, читатель. Подобную картинку автор не раз наблюдал сам - в случайных гостях, например.

Скажите, какой рефлекс образуется у малыша? Разумеется, очень простой: книги лучше не трогать. И не трогают. И детям своим не дадут.

Проблема нечитающей молодежи, которая - надеюсь, никто не станет отрицать? - стоит сегодня крайне остро, начинается, как мне кажется, не в школе и даже не в детском саду. А раньше. Много раньше. Могут ли родители, в доме которых просто нет книг, вырастить ребенка так, чтобы он стал читающим? Очень сомневаюсь…

Меж тем на вопрос, а почему нельзя порвать, никто не даст внятного ответа. А ведь малыш рвет не потому, что в нем бушует страсть разрушения. Он так познает мир.

Конечно, здесь мне могут возразить: ну а зачем? Зачем читать книги? Живут же не читая, и счастливы, и икру едят черную, и в «Мерседесах» ездиют», и не вам, книжным червям, чета… Право же, я не знаю, что возразить. Вспоминается только старая сказка о стране, где люди знали всего два цвета: синий и черный. Они были счастливы. До того момента, пока им не открылись все цвета мира...