Настоящий подводник!

Он живет по-настоящему только в небольшом пространстве внутри огромной железной конструкции весом три тысячи тонн. Там, где нет солнечного света, где день похож на ночь и все время хочется спать из-за того, что мало кислорода. Окруженный бирюзовой водой, минами, торпедами и 60 настоящими товарищами. Потому что только такие служат на подлодках.

17 март 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1719 от 17 март 2005

Влюбляется в море на берегу

Он живет по-настоящему только в небольшом пространстве внутри огромной железной конструкции весом три тысячи тонн. Там, где нет солнечного света, где день похож на ночь и все время хочется спать из-за того, что мало кислорода. Окруженный бирюзовой водой, минами, торпедами и 60 настоящими товарищами. Потому что только такие служат на подлодках.

Экипаж дизельной подводной лодки БМ-504 типа «Варшавянка» называет двадцатидвухлетнего командира минно-торпедной боевой части Юрия Макеева неправильным. Играет на гитаре, пишет стихи, шесть лет занимался бальными танцами, а еще имеет дело со смертоносными снарядами в суровых условиях морской глубины. Зато у девушек сразу глаза загораются. Еще бы, перед ними офицер с полным набором нужных романтических качеств.

 А в детстве Юра думал стать ветеринаром. Но вовремя опомнился и не стал «портить» военную династию своей семьи штатской профессией. И к радости родителей, служивших на флоте, поступил в ТОВМИ. К тому же перед глазами был пример старшего брата Александра, учившегося там на пятом курсе по подводной специальности. Однако брат сразу же сказал преподавателям: никаких поблажек из-за меня ему не надо, мучить, как всех.

И действительно, мореходное дело, оторвавшее Юру от дома, давалось непросто. Но из всех возможных вариантов он выбрал для себя самый сложный - службу на подводной лодке. Свой выбор он сделал на третьем курсе, на первой практике, которую проходил над водой, на корабле. И там понял, что хочет на подлодку по примеру брата.

В своем первом подводном плавании Юрий в ощущениях не обманулся. Стажировался он на субмарине свыше двадцати суток вместо запланированных семи. И сразу ему в глаза бросилось то, что на подлодке никто никого никогда не подставит. Не то что на корабле, откуда всегда можно уйти.

- В отместку за то, что надводники в шутку называют подлодку консервной банкой, мы зовем корабли байдарками, - смеется Юрий.

Так вот, в первом походе Юрий Макеев стал настоящим, крещеным подводником. Для этого он, как и многие другие его предшественники, выпил из емкости, превышающей по объему граненый стакан, холодной соленой водички. Ее достали извне с помощью специальной трубки, отходящей от глубиномера. Теперь у Юрия хранится удостоверение подводника с указанием глубины, на которой и произошло посвящение, – 90 метров.  

5 августа прошлого года молодой лейтенант Макеев прибыл на борт подлодки в качестве уже не стажера, а командира минно-торпедной части и первого, жилого отсека. Началась настоящая служба.

Это только кажется, что подводная лодка постоянно скрывается на глубине. Нет, погружается она максимум на двое суток. И всплывает на поверхность каждую ночь для пополнения запасов воздуха. В это время офицер Макеев выходит на мостик, смотрит на звезды, на океан вокруг маленького кусочка спины подлодки и размышляет о жизни.

Лодка блуждает по океанским просторам иногда две недели, иногда почти месяц. Сходя на берег, старший лейтенант Макеев ощущает, что его шатает и здесь, настолько привыкает к водной стихии. И в то же время чувствует в душе покой, который дает море. Ведь никакой шторм не заметен на глубине, куда опускается подлодка. На суше все проблемы кажутся незначительными. Не те, что там, под водой. Там нужно всегда держать наготове спасательные костюмы и дыхательные аппараты, с которыми при аварии подводники покидают лодку через торпедный аппарат. Там нужно обладать хладнокровием, чтобы в случае пожара или аварии без паники моментально вывести лодку на безопасную глубину - 50-60 метров. Спокойствие и сдержанность в коллективе таких же отрезанных от мира людей Юрий считает главными качествами характера в своей профессии.

- Нет, под водой не страшно, - сообщает Юрий.

Страшно на берегу вспоминать толщу воды над собой и представлять, что могло бы случиться. Страшно видеть слезы матери, ждавшей сына на седьмые сутки, а дождавшейся на 22-е. А на лодке всегда знаешь, что нужно делать. Поэтому уже через две недели неодолимо хочется обратно, в пучину. Любовь к морю прививается на суше.

Настоящие мужчины, сплоченные тесным пространством, - самый дружный коллектив на флоте. Все праздники они отмечают в части, куда приходят вместе с женами.

Правда, 19 марта, в День подводника, лодка, как ей и положено, уйдет под воду, хоть и недалеко от берега. Там она и ее экипаж чувствуют себя наиболее комфортно.

Свою подлодку Юрий и команда ласково называют старушкой. И он не хочет с ней расставаться. Только бы почаще выходить в море!