Контр-адмирал ответит

Владивостокский гарнизонный суд «подвел итоги» взрывов на складе ТОФ в районе поселка Таежного 13 июля 2003 года. В озвученных цифрах и фактах они выглядят следующим образом: телесные повреждения у 34 граждан, повреждение 26 автомашин, частичное разрушение или полное уничтожение дач на 140 расположенных участках садоводческих товариществ «Маяк», «Кипарис», «Буревестник», «Дельфин» и «Заря»; общее количество потерпевших - 157 человек.

1 март 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1710 от 1 март 2005

за ущерб в шесть миллионов рублей

Владивостокский гарнизонный суд «подвел итоги» взрывов на складе ТОФ в районе поселка Таежного 13 июля 2003 года. В озвученных цифрах и фактах они выглядят следующим образом: телесные повреждения у 34 граждан, повреждение 26 автомашин, частичное разрушение или полное  уничтожение дач на 140 расположенных участках садоводческих товариществ «Маяк», «Кипарис», «Буревестник», «Дельфин» и «Заря»; общее количество потерпевших - 157 человек. Приведены в негодность и полностью уничтожены в хранилище объекта «Кипарисово» 63890 снарядов и комплектующих к ним. Общая сумма ущерба - свыше шести миллионов рублей. Главным виновником суд признал высокопоставленную флотскую фигуру - контр-адмирала Ивана Моисеенко, начальника (теперь уже бывшего) управления ракетно-артиллерийского вооружения.  

Как сообщила корреспонденту «В» помощник военного прокурора ТОФ Елена Шарлай, Владивостокский гарнизонный суд поставил точку в деле «кипарисовских взрывов». Согласно приговору Моисеенко признан виновным по ст. 332 ч.3 УК РФ (неисполнение приказа вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия). Мера наказания - исправительные работы сроком на шесть месяцев с удержанием в доход государства 10 процентов из заработной платы. Также удовлетворены гражданские иски о возмещении причиненного вреда здоровью и крупного материального ущерба, заявленные потерпевшими гражданами к артиллерийской базе вооружения и боеприпасов. Еще один момент - ввиду большого общественного резонанса государственное обвинение в суде поддерживали военный прокурор ТОФ генерал-майор юстиции Валерий Сучков и военный прокурор отдела военной прокуратуры ТОФ подполковник юстиции Александр Камынин.

Как установило следствие, все произошло так. 16 октября 2002 года на площадке открытого хранения объекта «Снеговая падь» произошли пожар и взрывы боеприпасов. И в связи с этим командующий ТОФ принял решение о перемещении боеприпасов с площадок открытого хранения объекта «Снеговая падь» артиллерийской базы вооружения и боеприпасов  на объект «Кипарисово» той же базы. Об этом командующий издал 21 октября 2002 года соответствующий приказ, согласно которому Моисеенко должен был обеспечить порядок вывоза боеприпасов. Некондиционные и поврежденные боеприпасы не должны были попасть на объект «Кипарисово». Их надо было отправить на утилизацию. Но, получив приказ, контр-адмирал небрежно отнесся к его исполнению: не поручил никому рассортировку боевых и поврежденных боеприпасов, не назначил сроки выполнения работ и ответственных за это, что привело к тому, что среди прочего на месте оказались 120-миллиметровые дымовые мины 1981 года выпуска. Они-то и стали первопричиной взрывов -  13 июля 2003 года в хранилище объекта «Кипарисово», дислоцирующегося у поселка Таежного Надеждинского района; вследствие разгерметизации этих мин с последующим самовоспламенением дымообразующего состава на основе белого фосфора произошли пожар и взрывы артиллерийских боеприпасов. Металлическое хранилище было полностью уничтожено. Разлет артиллерийских боеприпасов и их частей произошел на обширной территории. На суде Моисеенко признал свою вину.

Как объяснила Елена Шарлай, теперь возмещать ущерб гражданам будет сама воинская часть. Но ее командование имеет возможность направить в суд так называемый регрессный иск, чтобы хотя бы часть суммы выплатил осужденный контр-адмирал. Интересна и форма наказания: первоначально предусматривалось ограничение по службе, но поскольку за время следствия и суда Моисеенко уволился из вооруженных сил, наказание ему было заменено на исправительные работы. Как известно, такие работы предусматривают самую черную работу, например, уборку улиц, а следят за обязательным их исполнением уголовно-исполнительные инспекции ГУИН и территориальные прокуратуры. Впору задаться вопросом, а действительно ли провинившийся высокопоставленный военмор будет искупать свою вину подобной работой?