Приглашение на казнь по-китайски

Китай является мировым лидером не только по народонаселению и темпам роста ВВП, но и по количеству смертных казней, в том числе в отношении высокопоставленных чиновников. При этом в КНР ничуть не стесняются столь сомнительных с европейской точки зрения на современное право достижений. Напротив, «высшая мера» популяризируется: на оглашение смертных приговоров в КНР приводят группы школьников.

25 февр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1709 от 25 февр. 2005

Отстрел взяточников - залог успеха реформ?

Китай является мировым лидером не только по народонаселению и темпам роста ВВП, но и по количеству смертных казней, в том числе в отношении высокопоставленных чиновников. При этом в КНР ничуть не стесняются столь сомнительных с европейской точки зрения на современное право достижений. Напротив, «высшая мера» популяризируется: на оглашение смертных приговоров в КНР приводят группы школьников.

Международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад о массовом характере такой меры наказания за уголовные преступления, как смертная казнь. «Высшая мера социальной защиты» предусмотрена 69 статьями Уголовного кодекса КНР и считается самым действенным средством пресечения рецидива преступлений, квалифицируемых как тяжкие, - ежегодно в КНР приводится в исполнение 10 тысяч смертных приговоров. В последнее время власти некоторых китайских провинций стали использовать судебные процессы по делам о тяжких преступлениях как средство воспитания школьников, приводя в залы, где выносятся смертные приговоры, целые группы учащихся. Например, в сентябре прошлого года, когда в Китае отмечается праздник Середины осени, по настоянию властей провинции Хэнань большая группа школьников в возрасте от 6 до 17 лет была приведена в зал суда, где в присутствии детей смертные приговоры были вынесены шести обвиняемым. По мнению должностных лиц провинции, такой наглядный урок торжества правосудия «позволит снизить тягу молодежи к криминальному бизнесу».

К числу тяжких преступлений, наказанием за которые служит смерть, относятся получение крупных взяток, хищения государственного имущества в крупных размерах, коррупция, сутенерство (принуждение к проституции), контрабанда, спекуляция, а также производство, хранение и распространение наркотических веществ. Особенно беспощадно китайское правосудие по отношению к высокопоставленным менеджерам и госчиновникам, изобличенным в коррупции. В течение 2004 года в Китае было вынесено 1639 смертных приговоров государственным служащим, 726 из которых уже приведены в исполнение.

Впрочем, в китайском обществе существуют силы, требующие ограничить применение смертной казни. В октябре в газете «Пекинские новости» был опубликован призыв нескольких известных юристов отменить смертную казнь за экономические преступления, однако это предложение встретило сильнейшее противодействие. На главные порталы китайского Интернета sohu.com и sina.com поступили протесты 5 млн. граждан, выступивших против смягчения системы наказаний. Государство продолжает считать смертную казнь самым действенным средством пресечения рецидивов тяжких преступлений. В сознании сотен миллионов китайцев укоренилось убеждение, что жизнь человека следует насильственно отбирать в наказание за «неискупимые грехи». Более того, считается, что массовые наказания служат делу воспитания у молодежи законопослушания, лояльности и гражданской ответственности. Такой национальный подход к проблеме, считающейся неискоренимой в России, приносит определенные успехи начиная с конфуцианских времен: по сравнению с странами, где за воровство никогда не отрубали рук, в КНР воруют меньше. Здесь вряд ли был бы возможен скандал, похожий, например, на нашу монетизацию льгот в части лекарственных препаратов, когда семья министра социальной защиты и здравоохранения пропускает через свои страховые и фармацевтические фирмы 50 миллиардов государственных денег, продавая льготные лекарства инвалидам и ветеранам по ценам, втрое превышающим рыночные. Китайский аналог Зурабова не только не прожил долго, но и вообще бы не родился в конфуцианской стране.

* * *

Справка «В»

В прошлом году казнены трое китайских чиновников, попавшихся на крупных взятках: Вань Хуажонь, директор Пекинского зоопарка, Лю Кьеитлан, губернатор провинции Ляонин, Конг Фукуй, губернатор провинции Хэбэй. К большим срокам тюремного заключения (12-15 лет) приговорены Вань Ху О Бинь, президент банка Восстановления и Ма Чонгхай, председатель народного суда. В ближайшее время будут вынесены приговоры в отношении Ли Ятиня, губернатора провинции Юанью, Тянь Фенгшаня, министра природных ресурсов и Пань Гуаньтяня, председателя Общенационального политического форума.