Если вера помогает боеспособности

Нужны ли священники в воинских частях? Как учесть интересы верующих разных конфессий и стоит ли их вообще учитывать? Соблюдаются ли права верующих военнослужащих, могут ли они свободно совершать обряды, молитвы, бывать в храмах? На эти вопросы отвечают наши эксперты.

25 февр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1709 от 25 февр. 2005

Нужны ли священники в воинских частях? Как учесть интересы верующих разных конфессий и стоит ли их  вообще учитывать? Соблюдаются ли права верующих военнослужащих, могут ли они свободно совершать обряды, молитвы, бывать в храмах? На эти вопросы отвечают наши эксперты.

Сергей БЕЛЕНОВ, зам. командующего Тихоокеанским флотом, контр-адмирал:

- У нас нет точной статистики, сколько вообще  верующих среди военнослужащих. Редко кто на призывных участках это обстоятельство декларирует. Тем не менее мы на флоте проводим такого рода опросы и анкетирования. И результаты весьма любопытны.

В последние годы уже более половины военнослужащих определяют себя верующими людьми. Очевидно, сказывается общий настрой в обществе – возвращение к вере, к корням.

Зато картина сложнее и противоречивее, когда речь заходит о деталях.

40 процентов тех, кто считает себя верующим, не могут определить, какой они конфессии. Просто «веруют в бога» и все… Еще 40 процентов считают себя православными. Некоторые называют себя просто «христианином». Но и те, и другие нередко весьма туманно представляют себе основы вероучения, не знают религиозных праздников, обрядов, традиций. В их представлениях нередко намешано все: религия, мистика, суеверия, отрывочные библейские знания.

Постоянно носят крестик, ходят в храм, соблюдают православные обряды и знают вероучение, по нашим данным, 10 процентов верующих военнослужащих. 5 процентов – мусульман, в основном призванных на службу из Поволжья и республик Северного Кавказа. 1,5 процента – буддисты. 4 процента – протестанты различных направлений – баптисты, евангельские христиане, адвентисты и т. д.

Кстати, лучше всех свое вероучение и традиции знают и соблюдают мусульмане: видимо, сказывается семейное воспитание, где религиозные традиции давно вошли в жизнь и быт.

Как же чувствуют себя верующие на флоте, имеют ли возможность соблюдать обряды?

Могу заявить с полной ответственностью: военнослужащие не испытывают затруднений в отправлении религиозных культов. Они могут совершать молитвы и все необходимые обряды, иметь у себя религиозные книги, иконы и другие атрибуты. Две трети верующих военнослужащих имеют возможность регулярно посещать храмы, которые обычно расположены в близлежащих городах и поселках.

Более того, появляются действующие православные храмы и часовни на территории воинских подразделений. Например, в 16-й эскадре подводных лодок действует часовня.

Очевидно, строительство мечетей или храмов других конфессий не слишком целесообразно в силу малочисленности таких представителей. Но пригласить священника в часть с разрешения командира подразделения - вполне нормально.

Конечно, есть и те, кто лишен возможности бывать в храмах. Главным образом потому, что культовые сооружения соответствующих конфессий попросту отсутствуют в ближних населенных пунктах. Правда, треть военнослужащих объясняет это тем, что загружены по службе.

Вот еще характерная тенденция: за последние годы на ТОФ не было отмечено ни одного конфликта на религиозной почве. Большинство терпимо относится к вере сослуживцев и считает это личным делом каждого. Терпимы к вере подчиненных и командиры воинских подразделений.

И все же отношения армии, флота и религиозных организаций не так прямолинейны. И кто-то из священнослужителей считает, что права верующих в армии недостаточно реализуются.

Во-первых, по закону РФ «О статусе военнослужащих» государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями. Тем не менее командование воинских частей не препятствует участию военнослужащих в богослужениях и других религиозных обрядах.

Во-вторых, право военнослужащих на свободу совести и вероисповедания может быть ограничено, если это противоречит интересам службы, отрицательно влияет на состояние боевой готовности воинских частей.

Есть еще один аспект, который вызывает немало обсуждений и спекуляций. Да, флот готов к сотрудничеству с разными религиозными объединениями. Однако отношения флота с Русской православной церковью приобрели особую глубину. Это вполне объяснимо, ни в коей мере не должно вызывать удивления, возмущения и тем более не свидетельствует об «ущемлении прав военнослужащих иных вероисповеданий». Такие связи объясняются исторически сложившимся статусом православия в российском обществе, его ролью в истории, культуре, самосознании народа. Равенство религиозных объединений перед законом еще не означает равенства их социальных ролей.

Более того, в самом православии существует особое отношение к воинству и защите Отечества как к священному долгу. Да и желание самой церкви оказать помощь флоту ставит ее в ряд наших близких союзников.

Словом, это стало фактом: верующие составляют значительную часть личного состава флота. И это нужно учитывать при организации воспитательной работы в воинских коллективах. Более того, хорошо было бы и офицерам больше знать о религиозных традициях и обрядах. Однако убежден: взаимодействие с религиозными объединениями должно строиться только на основе закона и в интересах повышения боеспособности вооруженных сил.