Единственная

Неизвестно, кто так задумал – природа, общество, Бог, - но женщине в жизни трудней, чем мужчине. Посвятит себя тому, что на роду написано, - рождению и воспитанию детей, на работу и творчество сил, как правило, не остается. Уйдет с головой в любимое дело – страдает семья. Успешно совмещать то и другое удается немногим.

1 февр. 2005 Электронная версия газеты "Владивосток" №1696 от 1 февр. 2005

Многоликое счастье Натальи Беседновой

Неизвестно, кто так задумал – природа, общество, Бог, - но женщине в жизни трудней, чем мужчине. Посвятит себя тому, что на роду написано, - рождению и воспитанию детей, на работу и творчество сил, как правило, не остается. Уйдет с головой в любимое дело – страдает семья. Успешно совмещать то и другое удается немногим. Но мы можем гордиться. Потому что среди состоявшихся во всем женщин есть и наша землячка Наталья Беседнова, единственная в Приморье женщина - академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии, заслуженный деятель науки РФ, директор НИИ эпидемиологии и микробиологии Сибирского отделения РАМН. И добавлю – обаятельнейшая женщина, которая 2 февраля отмечает свой юбилей.

Корона с головы не свалится

Романтиков, на мой взгляд, с каждым годом становится меньше. По крайней мере я все реже встречаю москвичей, готовых ринуться на край света «за туманом и за запахом тайги». А Наталья Николаевна, окончив много лет назад престижный Первый московский мединститут, приехала в Приморье, чтобы изучать особо опасные инфекции. Правда, места в нужном отделе не оказалось – стала трудиться эпидемиологом в Первореченской санэпидемстанции. Но все-таки судьба, наверное, есть. Когда молодой врач участвовала в расшифровке сложного случая – гибели в детском саду ребенка, ее приметили сотрудники научно-исследовательского института и порекомендовали своему директору Тамаре Петровне Иваненко. Так через восемь месяцев настырная девушка переступила порог учреждения, в котором за 45 лет прошла путь от младшего научного сотрудника до директора.

«Мне очень повезло с учителем, - вспоминает сейчас Наталья Николаевна. – Под руководством Георгия Павловича Сомова защитила кандидатскую диссертацию, а потом так и пошла рядом с ним. Он был заместителем директора – я руководила лабораторией, он стал директором – я замом, он – советником при дирекции, я – директором. Это очень важно для ученого – сразу попасть в хорошие руки. До сих пор он для меня учитель с большой буквы. Наш институт из маленького, в основном практической направленности, вырос в академический, теперь мы относимся к Сибирскому отделению РАМН. Большинство из тех, с кем я начинала, стали докторами, профессорами, возглавляют лаборатории. Замечательный, сплоченный коллектив, в котором все понимают друг друга.

К сожалению, в короткой беседе не смогу рассказать обо всем интересном, что делается в нашем институте. Мы, например, занимаемся проблемой особо опасных и госпитальных инфекций. Наверное, многие в Приморье слышали о профессоре Галине Леоновой, благодаря авторским методикам которой мы единственные в крае проводим доклиническую диагностику клещевого энцефалита. Только в нашем институте в лаборатории геморрагической лихорадки с почечным синдромом под руководством профессора Раисы Слоновой диагностируется эта инфекция. А Феликс Шубин? Именно он занимается прогнозированием госпитальных инфекций, которые могут дорого стоить государству. Сама я докторскую диссертацию защищала по псевдотуберкулезу, тему эту возглавлял в то время мой учитель. Наш коллектив получил за эту работу Государственную премию. Это была действительно большая работа, мы предложили методы диагностики, профилактики и лечения этой болезни, изучили, откуда и как она появляется. Потом, правда, я резко изменила направление – совместно с учеными ТИБОХ ДВО РАН и ТИНРО-центра занялась изучением препаратов, повышающих иммунитет. Большинство БАДов, разработанных в ТИНРО, изучали именно мы. У меня подросли ученики. В лаборатории иммунологии нашего института работают только «воспитанные» мной кандидаты наук. Одна из них, Татьяна Запорожец, уже стала руководителем лаборатории, которой раньше руководила я. Однако я и сейчас много времени отдаю научным исследованиям, пишу статьи, монографии, работаю с аспирантами и докторантами.

Вы знаете, я пришла на директорство в сложном 87-м и, честно скажу, поначалу растерялась. Но быстро встряхнулась – жить-то надо. Поэтому не боялась, что корона с головы свалится: когда на коммуналку средств не выделялось, ходила по инстанциям, добивалась, к примеру, чтобы не отключали электричество, без которого наши уникальные коллекции микробов могли пропасть. Но все это в прошлом. Думаю, хуже уже не будет, несмотря на новые веяния, на коммерциализацию даже науки.  Кстати, я сама долгое время уговаривала коллектив начать зарабатывать. Однако пока больших денег нет. Конечно же, мы прежде всего люди науки – занимаемся фундаментальными и прикладными научными исследованиями, проводим конференции с международным участием, наши сотрудники выезжают с докладами за рубеж, выпускаем монографии, получаем патенты… Жизнь идет. И я ею очень довольна. Недаром сотрудники говорят: «Наталья Николаевна и на работу, и домой идет как на праздник». Я люблю своих сотрудников, свой институт, стараюсь никого не унижать, не обижать, живу по принципу доктора Гааза: «Спешите делать добро». Получается ли это, не мне судить».

Я сама

Моя собеседница многого добилась в Советском Союзе, успешна она и сейчас. Но, по сути, это две разные эпохи, одна из которых, безусловно, должна нравиться больше, другая – меньше. Именно этот вопрос я и задаю Наталье Николаевне: «Не хотели бы вернуть все назад?».

«Все – нет, - отвечает она. – Но хотела бы вернуть внутреннее спокойствие, которое было раньше. Люди знали, что их дети получат образование, что из поликлиники их не выгонят из-за отсутствия денег, что пенсионера не оскорбят в автобусе. Убивает меня сегодня падение культуры, отсутствие у молодежи интереса к классической музыке, литературе. Хотя, возможно, это и есть конфликт отцов и детей? Но, согласитесь, на телевидении стало так мало познавательных программ, за исключением лишь канала «Культура». С другой стороны, самих каналов стало значительно больше, можно выбирать то, что по вкусу.

Отмена празднования 7 Ноября? Нет, негатива не ощущаю. У меня отец был репрессирован, воспитывал меня отчим, но меня это как-то не напрягало, я долго ни о чем не задумывалась. Когда десятиклассницей собиралась на похороны Сталина (кстати, на Трубной площади тогда меня чуть не задавили), очень была расстроена скептическими словами мамы: «Это тебе нужно?». Чуть ли не врагом народа тогда ее посчитала. Позже поняла – права мама. Когда все стало явным, я пережила шок. Ужасные времена были… Но мы ведь этого не понимали. А вот сейчас пожинаем плоды – уничтожены были интеллигенция, духовенство, крестьянство. Так что о каком празднике сожалеть? Ну а насчет возрождения веры… Я в церковь хожу редко, только в дни поминовения близких, считаю, что вера должна быть прежде всего в душе. Главное – жить по заповедям Божьим. Хождение же некоторых наших руководителей (бывших «ярых» коммунистов) в храмы, на мой взгляд, смахивает на показуху. Честно скажу, к Богу несколько раз в жизни обращалась с просьбами, это были очень тяжелые дни в моей жизни. Кстати, просьбы мои всегда исполнялись. Но даже в трудной ситуации могу позволить себе это как крайний случай. Считаю, что сама могу все сделать».

Наташа в честь Наташи

Просто сказка, а не жизнь. Далеко не всем женщинам удается при такой загруженности сохранить добрые отношения в семье. Может быть, Наталье Николаевне просто с мужем повезло?

«Повезло, - соглашается она. – У нас интересно все получилось. Через три дня после знакомства поженились, а еще через три дня он уехал в экспедицию на полтора года. Мой муж ихтиолог, сейчас доцент Дальрыбвтуза. Помню, когда шла встречать его после разлуки, коллеги спрашивали: «Ты его хоть узнаешь?». В ноябре прошлого года отпраздновали 45-летие совместной жизни, не помню ни ссор, ни скандалов, мы понимаем друг друга. А как результат любви – сын, ему сейчас 39 лет, он биохимик, кандидат биологических наук, работал одно время в нашем институте, но потом ушел в фармацевтическую компанию – семью ведь кормить нужно, а на маму и папу свои проблемы он взваливать не хотел. Невестку мы тоже любим. Ну а самое большое счастье – внучка, ее назвали в честь меня Наташей. Ей 15 лет, сложный возраст, иногда огорчает, но все же девочка очень хорошая. Наташа учится в лицее при ВГМУ, хочет стать лечащим врачом. Что ж, пусть лечит людей. Хорошая у меня семья. Потому я с удовольствием провожу время дома, с мужем, с молодыми, которые часто приходят в гости».

Путешествие вместо ремонта

И все-таки жизнь – это не только работа и дом. Хотя при напряженном графике директора института вряд ли много свободного времени остается.

«Ну уж на музыку времени хватает, - возражает моя собеседница. – Параллельно с медицинским институтом я закончила музыкальное училище имени Гнесиных по классу фортепьяно. Одно время сама много музицировала, ведь первым подарком мужа, когда он вернулся из экспедиции, стало как раз пианино. Но недавно повредила палец, теперь больше слушаю. У нас очень хорошие записи, люблю Шуберта, Чайковского, Листа… Очень рада, что благодаря ректору ДВГТУ Геннадию Турмову появился в нашем городе замечательный Пушкинский театр, мы часто ходим туда на концерты. А наш симфонический оркестр? Согласитесь, дирижер сегодня просто удивительный. Ну и конечно, люблю читать. У нас большая библиотека – своя и та, что осталась от родителей. Много русской литературы – Писемский, Мельников-Печерский… А я все равно в библиотеку хожу, надо ведь и с новинками знакомиться. Вот вы, например, Сорокина читали? А я прочла «Голубой лед». Ужасно, но приходится читать из-за внучки, чтобы знать, что посоветовать.

У нас времени даже на собаку хватает. Доберман Чара в семье живет, мы ее маленьким ребенком считаем. Кто раньше с работы возвращается, тот ее и выгуливает. А уж когда дети со своей таксой приходят, в доме просто цирк начинается. И все-таки главное наше увлечение – путешествия. Когда встает вопрос, на что потратить деньги – на ремонт квартиры или поездку, выбираем последнее. Мне довелось побывать во многих интересных местах, почти везде вместе с мужем и внучкой. В минувшем году были в Скандинавии, а заодно 15 дней провели в Питере. Он так изменился после празднования 300-летия! Куда мы только не ходили, кажется, все обошли. Впечатления незабываемые. А ремонт – это не страшно, как-нибудь еще сделаем».

*  *  *

Редко какой женщине юбилеи приносят радость. А Наталья Беседнова считает это событие праздником, и отмечать его будет не только дома, но и в родном институте. Возраст ведь не биологическими часами измеряется, он может или пригнуть к земле, или, обогатив жизненным опытом, подарить оптимизм. «Я очень счастливая женщина», - говорит Наталья Николаевна.